Люди, люди города, Саратова, лица города, фотограф, Саратов, фотошкола, Наумов, Кушнер,интервью,

Алексей Наумов и Елена Кушнир: «Хотим, а не должны»

Дек 19 • В НОМЕР, Люди • 2019 Просмотров • Комментарии к записи Алексей Наумов и Елена Кушнир: «Хотим, а не должны» отключены

Мне посчастливилось пообщаться с невероятно интересными людьми: путешественниками, родителями, любителями приятно провести время. Супруги Алексей и Елена поведали мне о  профессии фотографа, фатализме и просто о жизненном пути.

Алексей, Елена, расскажите про сферы вашей деятельности.

В один момент жизни я для себя определил, что буду жить по принципу «хочу», а не «должен». И с того момента все встало на свои места. Я занимаюсь тем, что мне действительно интересно – я фотограф.

«Именно активного профессионального стажа уже больше 15 лет. Но был очень долгий период вхождения в профессию, потому что на такую деятельность люди, как правило, решаются не сразу. Когда человек решает что-то одно оставить и придти к другому, наверное, это не так просто» — присоединилась к ответу Елена.

Я родом из Прибалтики, город Калининград. До этого в России я почти не был, не говоря уже о жизни здесь, но скоро 3 года, как я живу и работаю в Саратове ( родной город супруги).

А кем вы хотели быть в детстве?

Как положено, будучи сыном военного летчика, я хотел стать космонавтом. До окончания школы я себя не видел нигде, кроме военного училища. Я за период детства настолько сильно привык к ассоциациям, что мужчина – это военная форма, что точно не определял свое будущее по- другому. Альтернативы не было совершенно никакой: только четко намеченный путь, что я буду поступать в Калининградское военное училище. И буквально за полгода до окончания школы, когда начался развал союза, развалилось и училище, следовательно, я никуда не поступил. И какими-то неведомыми путями, я сейчас и не вспомню детально как так получилось,  попал на юридический факультет. Цели поступления туда я так и не понял. Да и заканчивал я юрфак долго и сумбурно. С перерывом на армию, с двумя академами.

Помимо поступления в училище были еще какие-то интересы?

К сожалению, в то время, когда я рос, все было совершенно по-другому. Были, так скажем, штампы: мальчик должен быть спортсменом, а мне хотелось рисовать, мальчик должен уметь драться и т.д. В итоге я попал в секцию футбола и бокса. В общем, лет до 25 моя жизнь строилась по принципу «вопреки», поэтому из творчества была только Алла Пугачева и Высоцкий (улыбается)..

Конечно, сейчас время уже другое, и если хочешь воспитать своего ребенка счастливым человеком, дай ему возможность жить со своими интересами и желаниями.

Чем вам нравилось рисование?

Это очень сложный вопрос. Мне просто это очень сильно нравилось. По-другому никак я сказать не смогу. Потом это, конечно, ушло на задний план, потому что началась какая-то взрослая жизнь, бизнес и работа просто отодвинули это увлечение в сторону. Не буду вдаваться в подробности о тех временах, но  скажу, что жизнь разными путями начинала  выталкивать меня в творчество.

А как вы в итоге пришли к фотографиям?

Жизнь всегда расставит все на свои места — так было и со мной. Все, чем я занимался, всегда, в той или иной степени, выходило на творчество. Когда под конец 90-х был кризис, и я по факту остался без всего, уехал в Москву, жизнь начала подбрасывать мне контакты с удивительными людьми, которые так или иначе выводили меня в творческую тусовку. Это, наверное, фатализм своего рода. Человек либо воспринимает то, что дает ему жизнь, либо не воспринимает  и становится несчастливым. Все начинается с ответа на вопрос «а что ты любишь». Именно это начало, отправная точка, но ответ на этот вопрос дать крайне сложно. Мне повезло.

С чего начиналась ваша профессия фотографа?

Первая работа была ассистентом по нарезке фото для Московского журнала «Vogue». Конечно, работая, я много учился — это была потрясающую возможность получить практики много и сразу. Длилось это, наверное, около года, а потом все стало складываться совершенно по-другому. Вся модная индустрия —  направление закрытое и очень клановое. Когда ты мальчик из села, тебя поддержат и по плечу похлопают. Когда ты вырастаешь, то все двери стремительно начинают закрываться. Поэтому я вернулся в Калининград, имея уже изрядную практику в Москве, знания и умения. Там достаточно долго снимал для различных Калининградских изданий, почти все обложки очень долгое время были моей работой. Всегда любил старый американский «Playboy» — это икона фотоиндустрии, верх мастерства, где все по честному. Высочайший профессионализм. И я считал, что если я туда попаду, то жизнь моя сильно изменится. В итоге я попал, снимал польскую модель — ее очень основательно двигали в этот журнал. Работали в Литве, потом мы перепрыгнули на Чехию и Венгрию. Какое-то время меня радовала эта работа, потом перестала — в мировых галереях выставлены принципиально другие работы.

А были ли еще в вашей жизни путешествия?

Очень много путешествовали, объездили всю Европу, часто в Африке бывали, а из России Саратов – это мой первый и последний город, который я снимаю. Раньше я никогда не снимал «Street». И вот только по прибытии в Саратов я нашел в нем много интересного. Город в плане фотографии мне дал очень много. Он очень фактурный, очень интересный, тут просто невероятное количество самых настоящих жизненных вещей, ну а с профессиональной точки зрения – очень хороший свет. Я много где был, и каждый регион, страна, место сильно различаются по свету, цветам, вообще по всему. Любое место в мире уникально. В общем, Саратов – это моя Африка.

Что вы вкладываете в понятие — «Ваша Африка»?

Мы все любим путешествовать, потому что хочется сменить обстановку, новых эмоций, новых впечатлений, картинок. И вот я в Саратов приехал с тем же ощущением, что и в Африку, мне было жутко интересно. Первое время я просто ходил по городу и поражался деревянным кривым домикам, которые законам гравитации вообще не подчинялись. Я постоянно снимал.

В чем заключается навык фотографа?

Может, это какое-то мышление особенное или взгляд? Конечно, взгляд. Фотограф может позволить себе занять созерцательную позицию. Со временем я стал намного спокойнее относиться к тому, что происходит вокруг: толкучки, маргиналы и так далее. У меня стало совершенно другое видение. Там, где все привыкли видеть грязь, я вижу что-то совершенно иное.

Свидетельствуют о чем-нибудь фотографии?

Я, приезжая куда-то, не снимаю событийные вещи, а  снимаю больше свои эмоции. Я пытаюсь передать свое настроение на тот момент, когда  поднимаю камеру. Сейчас, к сожалению, я камеру уже поднимаю меньше, чем когда-либо. Все время занимает наша студия. Саратовских картинок на самом деле много. Очень много разных. Мы едем, например, в Италию, там восхищаемся старыми облезлыми домами, а на самом деле все это есть в городе, где живешь. И дома все не сильно хуже, и это не менее ценно, чем там. Если честно, то от старой Сицилии Саратов ничем не отличается. Повторюсь, благодаря фотографиям, я научился по-другому на все это смотреть. Конечно, периодически у меня случаются кризисы. Появляются мысли, что все. Я все брошу. А когда начинаю думать, чем бы я мог заниматься, понимаю: я — это мои картинки, которые лежат в столе террабайтами жестких дисков, и это дело все моей жизни. И это мне помогает точно так же, как любому другому человеку умение дышать или видеть. Есть вещи, которые являются неотъемлемой данностью. Вот, например, недавно  общался с товарищем из Калининграда, который сейчас работает в Комсомольской Правде в Донецке. Я, конечно, хотел бы получить такой опыт. А ответ на вопрос «почему я не там?» сидит рядом – моя любимая супруга. Душевное спокойствие и комфорт в семье важнее.

Можно ли в одно соотнести профессии художника и фотографа?

У меня, к сожалению, не было опыта общения с выдающимися художниками. Я не копался в их душах и мыслях и совершенно не знаю, как и чем они живут. Наверное, любой творческий человек переживает все по-своему, и неважно, художник это, поэт, музыкант или фотограф. Одни и те же ощущения и эмоции возникают в любом случае, независимо от того, позитивные они или негативные. Нам всем бывает очень плохо, когда что-то идет не так, когда разочаровываемся в себе, и это на самом деле основное состояние любого художника. И есть очень редкий момент, происходящий раз в сто лет, когда получилось что-то такое «Вау!», которое не стыдно перед самим собой показать.

« Мне кажется, что это происходит совершенно у любого человека. Потому что наше недовольство сегодня дает нам возможность и мотивацию двигаться дальше», — добавила Елена.

Расскажите подробнее про вашу деятельность в студии.

Мы вообще любим общение с интересными людьми, поэтому студия, в которой мы сейчас разговариваем, изначально задумывалась не просто как оборудованное помещение, которое будет сдаваться в аренду. Это прежде всего место, где хочется собирать близких по духу людей. Интересных, творческих, разных. Фотографов, музыкантов, здесь есть где поиграть и пообщаться теплой компанией. Сейчас вообще не просто, и очень хочется отодвинуть от себя невеселую реальность, на какое то время отвлечься самим и дать возможность людям, близким по духу, отвлечься от всего, что за окном. У меня в Саратове было два выпуска фотошколы. Несмотря на то, что прошло более полугода после последнего выпуска, ребята дружат, продолжают собираться. Конечно, они приходят сюда — именно в этом заключается фишка. Человек идет туда, где ему хорошо и комфортно.

Можно ли разделить вашу жизнь на 2 части: фотограф и семьянин?

Нельзя. Профессия не накладывает негативных отпечатков, и по большому счёту, нет разницы, какая у кого профессия — не с профессией живем. С человеком.

А у вас есть дети?

Общих нет. Но есть 2 потрясающих, уже почти взрослых парня, которые дружат и сейчас соревнуются, у кого быстрее борода вырастает.

А вы бы хотели, чтобы они занимались тем же, чем и вы занимаетесь?

«У каждого своя дорога» — в один голос ответили супруги. Каждый человек личность, и нельзя свои какие-то шаблоны перекладывать на своих детей. «Мы, конечно же, хотим, чтобы у наших детей было все хорошо, это совершенно нормально и правильно. Но только их «хорошо» отличается от нашего. Когда человек находится в своей профессии, то, мне кажется, он будет счастливым. Причем в этом случае и работа будет выполняться лучше, и распыления в разные стороны не будет».

Текст: Дмитрий Воротнев

Фото: Алексей Наумов и Елена Кушнир

« »