«Богатые невесты» - первая премьера сезона 2019/2020 в ТЮЗе

«Богатые невесты» — первая премьера сезона в ТЮЗе

Сен 3 • PRO Искусство, В НОМЕР

Не успел толком начаться новый театральный сезон, а Саратовский ТЮЗ уже преподнес зрителям первый подарок. 1 сентября на Исторической сцене ТЮЗа состоялась премьера спектакля «Богатые невесты» по одноименной комедии А.Н. Островского в постановке народного артиста РФ А.Я. Соловьева. А накануне, 31 августа, прошел предпремьерный показ, на который были приглашены коллеги, друзья театра и представители СМИ.

О пьесе

Может быть, это прозвучит парадоксально, но Островского, признанного, проверенного и «беспроигрышного» классика, ставить сейчас сложно. И дело не в том, что проблемы, которые он поднимает в своих произведениях, больше никого не волнуют. Нет, вопросы эти вечны и сколько будут жить люди на земле, столько они и будут искать на них ответы. Но дело в том, что для каждого поколения, для каждого времени акценты в этих ответах смещаются. Ну, стало бы в наше время великой трагедией «сомнительное прошлое» невесты? Вряд ли. И не потому, что люди стали безнравственнее, а просто потому что «времена меняются и мы меняемся вместе с ними». А вот тема искренности, доверия, честности и, конечно, любви, остается вечной и неизменной. Легко ли, со всей бережностью относясь к первоисточнику, к каждому слову, написанному автором, не уйти в современной постановке в морализаторство; сохраняя традиции избежать штампов? И как зрителя, привыкшего к «клиповому мышлению» и все ускоряющемуся темпу жизни, заставить вслушиваться в речи персонажей, следить за развитием не только действия, как такового, но и за словами, которые звучат со сцены? А ведь в пьесах Островского герои говорят много, образно, обстоятельно, да еще и ритм языка XIX века, стиль построения фраз красивы, но уже сильно отличаются от современных.

Преодолеть эти сложности получилось и у режиссера, и у актеров. Спектакль не столько о прощении и сострадании, сколько о любви. О способности любить чисто и искренне, которая иногда спит так крепко под одеялом условностей, принципов и устоев, что разбудить ее можно только сильной встряской, сродни пощечине. Архаичная мелодика языка XIX века органично сплелась с интонациями века XXI – и слова зазвучали органично и правильно.

О «действующих лицах и исполнителях»

Радует бережное отношение к материалу. Классика все-таки должна оставаться классикой. В комедии Островского ведь нет однозначно отрицательных персонажей. Тот же Пирамидалов (Артем Яксанов) – не подхалим, не лизоблюд. Он всего лишь мелкий чиновник, который в меру сил своих и талантов старается устроиться в этой жизни, никому при этом не причиняя вреда. И чувство собственного достоинства у него есть. Правда, слабоватенькое – слишком уж это большая роскошь для «маленького человека». Ну а то, что с его «подачи» Цыплунов (Руслан Дивлятшин) узнал о неприглядном секрете своей невесты – так ведь чтобы удержаться от мести в момент злости и разочарования надо быть очень сильным человеком. Далеко не каждый на это способен – что в то время, что сейчас.

Это интересно:  Литературные жители Саратова

Генерал Гневышов (Алексей Карабанов), казалось бы, идеальный кандидат в злодеи, так ведь нет. Он не просто пытается избавиться от ставшей неудобной любовницы, он действительно переживает за Валентину (Марина Климова), он совершенно искренне хочет устроить ей достойную во всех смыслах партию. Валентина права – деньги он ей привез не потому, что обещал, а потому что хотел утешить. Человек прагматичный и не склонный к сантиментам, он просто не умеет по-другому. Хотя будем справедливы — ведь и говорить он с ней пытается. Уговаривая выйти замуж, приводит те аргументы, которые в его понимании, имеют для Валентины смысл и будут ей понятны. Мгновенно отказывается от затеи с замужеством, узнав о ссоре с Цыплуновым. А ведь хотел бы непременно сбыть воспитанницу с рук – в пять минут переключился бы на Пирамидалова, этакий «вариант Б», и сделал бы, в итоге, по-своему. Но нет, снова пытается уговорить, успокоить. Пожалуй, Островский к этому персонажу снисходителен куда больше, чем режиссер и актер. Ну никак не тянет генерал на роль беспринципного черствого соблазнителя, загубившего жизнь юной воспитанницы. Ну а то, что увлекся очаровательной девочкой, которая жила с ним бок о бок в его доме… Положа руку на сердце, столь ли редок этот грех во все времена?

Залюбоваться можно спокойным достоинством Анны Афанасьевны Цыплаковой (заслуженная артистка России Татьяна Лукина). Это не высокомерие, не отреченность «ради сына», не замкнутость. Это именно глубокое, настоящее, внутреннее достоинство, глядя на которое хочется держать спину прямо. Она мудра, сильна, умна и бережна, а ее отношения с сыном – искренние, доверительные, наполненные любовью и уважением.

«Богатые невесты» - первая премьера сезона в ТЮЗе

Несколько моментов

Понравились костюмы – простые, реалистичные и элегантные, прекрасно отражающие и характер и статус героев. Как очаровательно-кричаще отличается ярко-красное платье Бедонеговой от нарядов Цыплуновой и Белесовой, как тщателен костюм Пирамидалова и как незатейлив и прост – Цыплунова!

Это интересно:  История о Петре и Февронии обрела голос

Будете смотреть спектакль, обратите внимание на задник, где над кронами деревьев возвышается церковная колокольня. Это именно тот свет, который бывает летним вечером за городом. А когда вечер сменяется ночью, ведь именно так, резко, без полутонов выглядят тени ночью, когда лунный свет не разбавлен отсветами фонарей и окон.

Пластично и с юмором исполнена сцена диалога Пирамидалова с Белонеговой, во время которой, видимо, Виталию Петровичу и приходит в голову мысль жениться на богатой вдове.

А теперь маленькая ложка дегтя. Слова, которые говорят персонажи, очень важны для Островского и их важность бережно сохранена в спектакле. В самой напряженной сцене объяснения (и взаимных оскорблений) Цыплунова и Белесовой, где дошедшие до предела эмоции героев разражаются грозой в буквальном и переносном смысле, раскаты грома, так яростно и красиво подчеркнувшие крик Юрия Михайловича («Но ведь оно же врет!») заглушили все, что происходило дальше. То есть ярость, обида, упреки, боль виделись и ощущались прекрасно, но текст нельзя было расслышать при всем желании – актеры просто не смогли перекричать грохот грозы. Скорее всего, это чисто технический вопрос, и зрители, которые будут смотреть спектакль в дальнейшем, с ним уже не столкнутся.

Зато сцена после грозы, где Валентина медленно приходит в себя, вызывает ощущение символичного обновления. «Поза эмбриона», в которой героиня лежит на столе, то, как медленно она начинает шевелиться и выпутываться из покрывала, напоминающего плодный пузырь, выглядит как рождение человека заново, точнее, как мучительное, но необходимое и неизбежное перерождение. И оно происходит, потому что вместе с Валентиной рождается чувство, неизвестное ей раньше, а потому не сразу узнанное – любовь.

Текст: Елена Имбирева

Фото: свободные источники интернет

Специально для CityGu.ru

Комментарии закрыты.

« »