что почитать, новинка, книжная новинка, отзыв на книгу, топ книг, азбука, эксмо, махаол, компасгид, настя и никита, аквилегия, альпина паблишер, читать онлайн

И только сладкие моменты длятся вечно. Виржини Гримальди. Читать онлайн

Июн 8 • В НОМЕР, Читать онлайн

Для всех любителей смотреть фильмы, снятые по сюжетам книг, и читать книги, по которым готовятся экранизации. Согласитесь, такие книги дают возможность растянуть удовольствие от милой, чувственной истории любви и семьи. В самом начале прочитать, а потом посмотреть фильм. Узнать как же твое видение истории, героев совпадет с режиссерской версией… это очень будоражит воображение!

Французский автор книги «И только сладкие моменты длятся вечно» Виржини Гримальди уже давно стала популярна в России. В своих историях она рассказывает о вечных ценностях простым языком на примерах житейских историй. Герои её книг учатся жить счастливо и обретать себя. Это книги со счастливым концом. Они оставляют сладкое, приятное послевкусие! Прочитайте ознакомительный отрывок из новой книги Виржини Гримальди «И только сладкие моменты длятся вечно» онлайн и убедитесь в этом сами!

Купить эту или другие книги вы можете здесь.

Элиза

Квартира была тесная, зато расположение отличное. До метро — два шага, до комиссариата — три квартала, а до больницы — пять минут. Только вокзал Монпарнас чуть дальше.

Я разобрала все коробки, вымыла-вычистила «удобства», приклеила бумажку с фамилией на почтовый ящик и начала расставлять посуду, вспоминая предыдущий переезд.

Август, суббота, жара. С дверей воняющего мочой лифта нас приветствует нарисованный пенис огромных размеров. Тома хихикал до пятого этажа, Шарлин бурчала, что лучше бы осталась жить с отцом. Ему было восемь, ей двенадцать.

Первым делом, до того как заносить мебель, я украсила их комнаты, чтобы смягчить травму из-за развода родителей. Тома выбрал обои с космическими кораблями, Шарлин захотела фиалковый узор. Продавец предупредил: комнаты после оклейки нужно проветривать двое суток, чтобы не надышаться ядовитыми испарениями, лучше переночевать в другом месте. Две ночи мы спали в нашей новой гостиной, положив матрасы прямо на пол. Левой рукой я обнимала сына, правой придерживала дочь, чтобы она не скатилась на паркет. Тот импровизированный кемпинг остался одним из любимейших моих воспоминаний.

Я составляю тарелки в шкафчик, когда в дверях появляется Тома. Мой большой мальчик почти касается макушкой притолоки.

— Не видела мой зарядник, мам?
— Лежит на холодильнике. Ты есть хочешь?
— Можно… — Он пожимает плечами.
Я жестом фокусника достаю из шкафчика плитку темного шоколада. Тома ухмыляется. Это наш ежедневный ритуал. Мы возвращаемся домой в один и тот же час, сын — из лицея, я — с работы. Я отрезаю два толстых ломтя хлеба, кладу на каждый две коричневые дольки и сую на три минуты в печку, чтобы получилась твердая корочка и тающая во рту начинка. Мы не всегда разговариваем за едой — Тома не отрывается от экрана своего телефона, — но чувствуем себя семьей.

Это интересно:  Время для лучших книг

— Тебе «поцелуйчик» от Шарлин, — сообщает он, откусив разом полбутерброда.

— Говорил с ней?
— Написал. Она завтра позвонит.
Я с трудом удерживаюсь, чтобы не стереть шоколадную кляксу с его носа. У моего сына 45-й размер ноги, он носит бороду, только что сдал на права и может оскорбиться. Я протягиваю ему салфетку — он отвечает улыбкой. Тома счастлив.

— Ты про время не забыла? — спрашивает он.

Я смотрю на часы — пора.
И возвращаюсь к расстановке посуды…
— Опоздаешь на поезд, ма.
— Успею…
— Ну мам, все будет хорошо, не волнуйся. Закрываю шкафчик, последний раз медленно (нарочно!) обхожу квартиру, беру сумку, вешаю на лицо улыбку, крепко обнимаю Тома и ухожу из первой в его жизни «самостоятельной» квартиры, куда я только что собственноручно помогла ему переехать. Пройдет несколько часов, и я окажусь на расстоянии шестисот километров от него, в своем пустом доме.

Лили

Ты родишься сегодня. Я не готова.
Я пришла на обычный плановый осмотр.
Доктор Малуа был до невозможности улыбчив.

Я разделась, легла, положила ноги на «стремена» и попыталась замаскировать смущение беседой. Я всегда готовлюсь к посещению врача. Заранее выбираю сюжет, о котором заведу разговор, как только гинеколог подойдет совсем близко. Тема должна быть достаточно интересной, чтобы отвлечь меня, но не слишком увлекательной, иначе от дела отвлечется он. Сегодня можно было поговорить о жаре, грянувшей в середине сентября, невыносимая погода, можно подумать, июль вернулся, а я набрала двадцать кило и теперь живу… в огромной подмышке, утром десять минут вылезаю из кровати и сама себе напоминаю перевернувшуюся на спину черепаху. Сил моих больше нет, хоть бы скорее похолодало, плевать, что придется натягивать колготки, зато при каждом движении не буду обливаться потом, да-да, по три литра жидкости теряю, это не бабье лето, а лето Жанны Кальман!1

Это интересно:  Саратовский академический театр оперы и балета в рамках «Ночи искусств» покажет оперу, балетный урок и проведет творческую встречу онлайн.

1 Ж а н н а Л у и з а К а л ь м а н (1875—1997) — старейшая из когда-либо живших на Земле людей, чьи даты рождения и смерти документально подтверждены. Факт увековечен в Книге рекордов Гиннесса. После смерти национальной героини 4 августа 1997 года президент Жак Ширак назвал ее «бабушкой каждого француза».

Шутки выходили такими же неловкими, как я сама.

Потом лицо доктора Малуа вынырнуло из моей промежности, и он больше не улыбался. Молчал. А мне хотелось задать тысячу вопросов. Врач сдернул окровавленные перчатки, налил гель на мой живот, включил монитор аппарата УЗИ и погладил меня по голове. Тут-то я и осознала, насколько все серьезно.

Пока меня везли в операционную, я судорожно пыталась вспомнить все передачи о преждевременных родах, которые, увы, смотрела вполглаза. Каковы шансы семимесячного малыша на выживание? Какие последствия нам грозят?

Мне не хватило смелости задать вопросы, и я уставилась в потолок.

Нами занимаются девять человек. Твой папа уже едет. Надеюсь, он появится раньше тебя.

Акушерка объясняет, что и как будет происходить. Ее голос звучит мягко — таким тоном сообщают плохие новости. Я слушаю и не слышу, смотрю на дверь, надеясь увидеть твоего отца, анестезиолог прокалывает мне иглой спину, я клацаю зубами, они мажут йодом мой живот, я глотаю слезы — ты не должна почувствовать мой страх, не отвожу взгляда от проклятой двери, они складывают мне руки крестом на груди, я шепчу тебе, что все будет хорошо, открывается дверь, ну наконец-то твой папа здесь. Ты тоже.

Конец ознакомительного фрагмента.

Купить эту или другие книги вы можете здесь.

Комментарии закрыты.

« »