интервью с автором книги, ответы на вопросы, писатель, путешествия, книга о дельфинах, об Абхазии, путешествие автостопом, рассказы, рукописи, в основу книги

Здравствуй, брат мой Бзоу!

Янв 21 • В НОМЕР, Люди

Сегодня мы беседуем с Евгением Рудашевским, автором книги «Здравствуй, брат мой Бзоу!», лауреатом премий «Книгуру» и общероссийской премии «За верность Слову и Отечеству» имени Антона Дельвига, а также победителем IV Южно-Уральской литературной премии в номинации «Проза» в 2015 году, путешественником, автостопщик и просто хорошим и интересным человеком.

Какое первое образование вы получали и почему бросили учебу?

Я учился на юридическом факультете – по началу в Москве, затем в Чикаго. На третьем курсе понял, что не смогу работать адвокатом, да и вообще, чувствовал, что запутался в своих представлениях о жизни. Чтобы как-то в них разобраться, отправился путешествовать. Мне нужно было попасть в социальный вакуум, чтобы лучше понять, к чему стремиться.

Что для вас путешествия – повод найти идеи для новых статей/рассказов или что-то другое?

Когда путешествуешь, все бытовые мысли, ненужные проблемы отлетают как комья грязи. Видишь себя настоящим, вне социальных статусов и чужих оценок. Впрочем, не только себя, мысли и образы тоже обретают ясность. Путешествия помогают думать. В дороге давно задуманные рассказы или повести находят естественное воплощение, я понимаю, как их написать.

Для меня путешествие – это возможность встать на парту, как в фильме «Общество мёртвых поэтов». Обыденное открывается с новых ракурсов.

Звучит романтично, когда представляют вас как путешествующего автостопом, а что вы находите в этом? Я имею ввиду в самом виде путешествия.

Изначально никакой романтики не было. Автостоп был вынужденной мерой. Банально не было денег. Когда я отправился в Европу, у меня было только 100 евро в кармане и батон сырокопчёной колбасы. Приходилось экономить на всём, в том числе – на транспортных расходах. Встать у дороги с поднятым вверх пальцем было естественным решением. К тому же в Европе автостоп приятный. Водители встречались разные, но чаще – отзывчивые. Помню, как недалеко от Марселя меня подобрал мусульманин Карим. Узнав, что я путешествую почти без денег, он завёз меня в супермаркет и предложил купить еду, какую мне только захочется. И это было в Рамадан, когда он сам толком не мог поесть. Я взял не так много, и Карим подарил мне 35 евро – на ночлег. Простой парень, электрик, отнюдь не богатый, но очень радушный.

Общение с людьми – важная часть автостопа. Ты вынужден общаться. Это своеобразная плата за проезд. Когда мы с другом ехали автостопом от Абакана до Кызыла, у нас было чёткое распределение: если водитель гуманитарий, к нему подсаживаюсь я, чтобы говорить о писателях или художниках, если водитель технарь, то садится мой друг и заводит разговор о коробке сцепления, токарном станке.

Сейчас я редко выбираю автостоп. Прежде всего в случаях, когда иначе не выехать из того места, где я оказался. Такое случается. В последний раз с поднятым большим пальцем я стоял в Армении, недалеко от монастыря Татев, и в Израиле, в Иудейской пустыне, на пути к крепости Масада. В обоих случаях останавливались местные крестьяне и ехать приходилось в кузове с навозом.

Что вы почерпнули из путешествия по Азии? Чем она запомнилась и какое было самое яркое впечатление?

Почерпнул острую дизентерию, лямблиоз и приступы малярии. Но Азия, конечно, запомнилась не только этим. Ярких воспоминаний много и среди них невозможно выделить какое-то одно. Запомнились и открытый крематорий в Бенаресе, и песчаные бури в Ладакхе, и высокогорный перевал Кхардунг-Ла (5602 метров) в долине Нубра, и одинокие юрты в Монголии, и душный Гонконг, и ночные блуждания по Самарканду.

Из последних воспоминаний – это ночные блуждания по дождливому Хайфону (Вьетнам). Чуть ли не каждые полчаса возле меня останавливались девушки на мопеде. Заводили пространный разговор о погоде, море, туристах. Потом, оглядевшись по сторонам, неизменно начинали торговлю, предлагали купить наркотики, спрятанные в мопеде, затем – сам мопед, наконец – самих себя или одну из их знакомых, которых можно было найти «буквально за углом». Всё это было забавно и оканчивалось тем, что мы желали друг другу удачи в «своих поисках».

Главной загадкой для меня остаётся Япония. Пока что не было возможности побывать в этой стране, но я этому только рад – знаю, что такая поездка будет незабываемой.

Это интересно:  Как прошел фестиваль «Палитра ремёсел» в Саратове

Сейчас многие ругают образование, расскажите о вашем втором образовании?  Что вам оно дало и как далось?

Я окончил МГУ Печати им. Ивана Фёдорова, журфак. К сожалению, слишком много времени уходило на малоинтересные предметы – те, которые приходилось учить исключительно для формальной отметки. Учёба в США мне в своё время понравилась тем, что я мог сам выбирать, какие предметы изучать. Там был лишь базовый набор предметов, необходимых для получения определённой аттестации. Кроме того, в Университете печати часто возникал вопрос о квалификации преподавателей. Попросить о его замене или вовсе отказаться от установленного предмета было невозможно. Но всё это искупали занятия с действительно сильными специалистами в области стилистики и «творческой деятельности журналиста».

Вы долгое время жили не в России, расскажите об это опыте.

Именно жить, а не путешествовать, мне довелось, прежде всего, в США и в Греции. Это был важный опыт, но не более того. Я везде оставался самим собой, вне зависимости от культурного и национального контекста. Проблем с адаптацией никогда не возникало, а ностальгия ограничивалась тем, что я просил друзей выслать мне пряники или сушки, мечтал о селёдке под шубой. Отправляясь в Грецию, я взял семь килограммов гречки и три килограмма манки. Те, кто видел, как я пакую чемодан, до сих пор шутят об этом.

Важным аспектом в той же Греции для меня было общее чувство покоя. Я жил в небольшом домике на отшибе и мог спокойно выйти на прогулку, не запирая при этом двери. Не задумывался о возможности какого-то конфликта или нападения. Это приятное состояние, внешний мир не отвлекает от внутреннего. Можно сосредоточиться на своей работе. Это не значит, что в России опаснее. В Греции могут и напасть, и ограбить, но ты не ждёшь этого. В России, оказавшись на отшибе, – ждёшь, а значит ещё до казни умираешь несколько раз.

Когда вы начали писать?

Первый рассказ я написал в пятом классе и тогда же опубликовал его в школьной газете. С тех пор я каждый год принимался писать большие приключенческие романы об индейцах с берегов Ориноко, но всё ограничивалось двумя-тремя главами. Так или иначе, мне нравилось писать. О публикациях я не думал, так что писал в своё удовольствие, не задумываясь ни о стилистике, ни о возможных читателях.

Мои родители были не против такого увлечения. Помню только однажды дедушка прочитал мой рассказ и сказал, чтоб я «прекращал заниматься этой ерундой». Я не прекратил. Впрочем, он и не настаивал.

Обычно, когда писатель берет свои ранние произведения он говорит, что зря их выпустил, потому что они были слишком «сырыми». Как у вас обстоят дела в этом плане?

В этом отношении я спокоен. Мои ранние произведения никто не публиковал, так что нет нужды выкупать и сжигать доступные экземпляры. Рассказы, которые появлялись в журналах, я никогда не перечитывал, они не вызывали у меня интереса. Я вообще не перечитываю опубликованное, чтобы не расстраиваться. Я всегда недоволен написанным. Это вдохновляет работать дальше, искать новые формы – те, которые могли бы хоть отчасти удовлетворить меня самого.

интервью с автором книги, ответы на вопросы, писатель, путешествия, книга о дельфинах, об Абхазии, путешествие автостопом, рассказы, рукописи, в основу книги

Расскажите о вашей новой книге? Как и когда родился сюжет для нее? Что вы хотели рассказать и донести читателям?

«Здравствуй, брат мой Бзоу!» – это книга о дружбе абхазского юноши и черноморского дельфина. История печальная и добрая одновременно. Всё происходит под шум волн и сельский говор. У юноши есть только одно лето, чтобы узнать своего морского друга. Осенью его ждёт призыв в армию. Он боится, что дельфин забудет о нём, уплывёт, и даже не подозревает, как всё закончится на самом деле.

Повесть ещё в рукописи получила награду IV Всероссийского конкурса на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру», а в ноябре прошлого года была опубликована издательством «КомпасГид».

Историю, которая легла в основу книги, я услышал во время путешествия по Абхазии. Там же был написан первый вариант рукописи. Взявшись за эту повесть, я не думал о возможном читателе, не формулировал идею или образ, которые хотел бы до кого-то донести. Я писал, потому что мне было приятно писать – воплощая историю на бумаге, я мог её глубже прочувствовать, насладиться каждым эпизодом в отдельности.

Это интересно:  IC3PEAK: Любая мода — форма безумия

Вы пишете о событиях, происходящих за 7 лет до вашего рождения. Расскажите почему и как вам удалось описать обстановку и жизненный уклад семьи?

Быт и обстановку пришлось собирать по крупицам. Я общался с абхазами, прежде всего – со стариками, спрашивал об их жизни в те времена. Я был очень занудным собеседником, часто требовал деталей, которые всем казались неинтересными, но я понимал, что только так смогу достоверно передать атмосферу абхазского села начала 80-годов прошлого века.

С описанием природы всё было проще. Горы и леса за эти годы не изменились, так что я мог спокойно делать с них литературные зарисовки, на месте описывать и запахи, и звуки.

Если верить легендам и мифам, то дельфины наделены даром пророчества, а как вы считаете правда ли это?

В мифологическом пространстве – безусловно. Но в реальной жизни я сомневаюсь в пророческих способностях не только дельфина, но и любого другого существа. Если же говорить о психологической связи человека и дельфина, о возможности что-то почувствовать на расстоянии (тревогу или радость), то здесь я допускаю возможность самых удивительных вариантов. В конце концов, «there are more things in heaven and earth, Horatio, than are dreamt of in your philosophy».

интервью с автором книги, ответы на вопросы, писатель, путешествия, книга о дельфинах, об Абхазии, путешествие автостопом, рассказы, рукописи, в основу книги

Нравиться ли вам Абхазия, уклад и протекающая в ней жизнь?

Мне нравится природа Абхазии, удивительное сочетание высокогорных и морских пейзажей. Нравятся уединённые пастушьи балаганы, ветхие заимки, спрятанные в горах деревушки. Всё, что не тронуто туристическим гомоном и предложениями «купить-продать». Мне нравится старая Абхазия, живущая в мифах и легендах.

Есть еще один момент: часто писатели рассказывают о том, что не знают до конца, что же произойдет с их главными героями, у них все идет своим чередом, и о все деталях они пишут и узнают одновременно, как бы проживают жизнь героя вместе. Как было у вас с Амзой?  Знали ли о том, что с ним случится на войне или диалог Амза с братом был тоже непредсказуемым? («Будь весел, разговорчив. Нужно оставить о себе хорошую память… — Ты так говоришь, будто я не вернусь. — Перестань, брат! Я прошу тебя. Забудь о плохом и будь сегодня счастлив. Для себя, для родителей.»)

Я знал начало и конец истории, а жизнь героев, их разговоры, взаимоотношения и, прежде всего, сама атмосфера повести, безусловно, рождалась на ходу. Для меня написание книги было сродни её вдумчивому прочтению.

Александр Горнов проиллюстрировал вашу книгу. Скажите, как вам работалось вместе? Смогли ли вы сразу найти общий язык? Смог ли он отобразить все то, что вы хотели в иллюстрациях?

Мне уже доводилось работать с Сашей, он иллюстрировал один из моих рассказов. Так что проблем с взаимопониманием не было. К счастью, Саша человек адекватный, просьбу что-то переделать, не считает личной обидой. Он всегда готов обсуждать детали, а для меня это – главное.

Традиционный вопрос – ваши планы на будущее?

Если всё сложится, в этом году издательство «КомпасГид» выпустит мою книгу «Куда уходит кумуткан» – о жизни иркутских подростков, об иркутских дворах с их многонациональным сибирским колоритом, о зимнем Байкале и живущих там нерпах (очень красивых, сообразительных животных, с которыми мне довелось тесно общаться).

Кром того, в этом же издательстве выйдут мои первые книги из научно-популярной серии, посвящённые пешим походам.

Что бы вы пожелали читателям портала CityGu.ru в эти морозные и хмурые зимние дни?

Желаю не сидеть на месте. Движение согревает, особенно если это движение к чему-то новому. Желаю наслаждаться каждым днём, даже хмурым и зимним. В таких днях не меньше очарования, чем в ясных и летних.

Беседовала: Наталья Сахнова

Фото: из архива Евгения Рудашевского

Специально для CityGu.ru

Комментарии закрыты.

« »