каменоломня, моноспектакль, тюз, саратов, на двух языках, про войну, спектакль на немецком, мюнхен, солдат, война, вернер фрич

Каменоломня, ломающая людей

Ноя 15 • PRO Искусство, В НОМЕР • 3256 Просмотров • Комментарии к записи Каменоломня, ломающая людей отключены

Не нравитсяСлабоНормальноХорошоОтлично! средний: 5,00

Саратовские театралы – народ избалованный, в хорошем смысле, не только обилием местных театров, но и многочисленными гастролями, способными удовлетворить любой вкус. Вот и 14 ноября на малой сцене ТЮЗа им. Киселева нас ждало еще одно театральное открытие – моноспектакль «Каменоломня» по Вернеру Фричу.

Моноспектакль вообще сложное и интересное явление, а моноспектакль на двух языках тем более не мог не вызвать интерес у зрителей.

Действо на сцене начинается еще до третьего звонка, незаметно для зрителей. Пока публика занимает свои места и осматривается, разложенную перед спектаклем бутафорию рассматривает худощавый кудрявый мужчина – трогает автомат, делает нелепое селфи на фоне снаряда, берет солдатский жетон… То ли кто-то из служащих театра, то ли не в меру безбашенный зритель, непонятно, но постепенно на нем непроизвольно сосредотачивается внимание всего зала. А он не спеша начинает переодеваться в разложенную на сцене военную форму, по-хозяйски укладывает гражданскую одежду в вещмешок и после третьего звонка на сцене Солдат в полной выкладке начинает свой монолог. Он говорит на немецком, но в возникшей паузе этот монолог продолжается откуда-то извне уже по-русски. И это не подстрочный перевод – русский текст в чем-то повторяет, а в чем-то продолжает, подхватывает трансляцию мыслей. Там, с другой стороны границы, такой же бывший штатский точно так же мерзнет, хочет есть и курить, у него так же болит натертая нога и он так же не понимает, зачем он здесь и зачем вообще это все… В конце действа Солдат снова оказывается в той же позе, на том же месте, что и в начале, и снова произносит первые фразы монолога – теперь уже по-русски. И голос извне повторяет его слова на немецком языке. А потом с разных сторон, перебивая, накладываясь, заполняя собой все пространство, звучат другие голоса, повторяя те же мысли на английском, украинском, французском и еще многих языках. Нелепое, абсурдное, чуждое человеку, идет по замкнутому кругу и неважно, между какими странами граница, что охраняет солдат и на каком языке говорит – мысли и чувства одни и те же…

каменоломня, моноспектакль, тюз, саратов, на двух языках, про войну, спектакль на немецком, мюнхен, солдат, война, вернер фрич

Монолог солдата, стоящего на посту холодной ночью на двадцатиметровой вышке, не является творчеством, «плодом воображения» автора в чистом виде. Вернер Фрич, человек с пацифистскими взглядами, проходил срочную службу на границе, и «Каменоломня» – в большой степени результат его личного опыта.

Режиссер спектакля Катрин Кацубко руководит учебной сценой театроведческого факультета Университета им. Людвига Максимилиана в Мюнхене (интересно, что студенты этого факультета действительно «ведают» театр – они обязаны на практике изучить не только актерскую и режиссерскую работу, но и работу всех театральных цехов). По ее словам, она бы вряд ли взялась за такой сложный проект, если бы не актер Юрий Диц, с которым они давно знакомы.

«Каменоломня» – очень тяжелый материал не только в эмоциональном плане, но и в литературном. Тексты Вернера Фрича не являются пьесами в классическом смысле. Это, скорее, переведенный в письменную речь поток сознания, одно сплошное предложение, с прерывающимися и возобновляющимися линиями мыслей. Он труден даже для прочтения на языке оригинала, поэтому можно представить, насколько сложен был перевод.

Надо отметить, что русский текст появился не потому, что спектакль идет перед русскоязычной публикой. В Мюнхене он так же играется на двух языках и, как рассказывали Катрин Кацубко и Юрий Диц, зрителям не только не мешают эпизоды на чужом языке, а наоборот – помогают «перевести дыхание», осмыслить услышанное. Так что немецкая и русская публика оказываются в равных условиях и смотрят один спектакль минуя языковые барьеры. Насколько это влияет на восприятие?

«Восприятие, конечно, не одинаковое, – сказал на встрече со зрителями Юрий Диц. – Военная тема там (в Германии – прим. ред.) очень болезненная. Немцы до сих пор испытывают огромное чувство вины, даже те, кто в этом не участвовал. Но энергетика зрителей, отдача одинаковая. Я буквально слышал сегодня напряжение зала, так же, как в Мюнхене».

Текст и фото: Елена Имбирева
Специально для CutyGu.ru

« »