Мария Бершадская, интервью с писателем, детский писатель, автор большой маленькой девочки, программа «Улица Сезам», сценарист

Мария Бершадская о книгах, сценариях и подсмотренных из жизни историях

Ноя 24 • Люди

Конечно не все вы, но большинство читателей помнят программу «Улица Сезам», так вот наша сегодняшняя гостья Мария Бершадская принимала участие в разработке сценария. Там же она познакомилась с детскими писателями Мариной Бородицкой, Ксенией Драгунской, которые и определили ее дальнейшее направление – литература для детей.

Мария, Вы раньше писали сценарии, начинали с документальных фильмов. В какой момент почувствовали или решили, что хотите попробовать силы в другом направлении?

Думаю, отправной точкой стала моя работа на «Улице Сезам». Тоже сценарная. Именно тогда я поняла, что мне нравится писать для детей. Я ведь только–только закончила ВГИК и собиралась быть Настоящим Взрослым Сценаристом, глубокомысленным и трагическим. Ну, понятное дело, в двадцать с небольшим все в основном очень серьезны. И вдруг — первая работа. Причем – на детском проекте. Это было неожиданно и …прекрасно. Я сочиняла истории для трехлетних детей и была счастлива. Кстати, недавно, перебирая свои студенческие сценарии, я обнаружила, что никогда ничего не писала про взрослых. Главными героями во всех моих сценариях, включая дипломный, были дети. Так что на самом деле я, сделав круг, вернулась к тому, с чего начинала. Можно сказать, вернулась к себе.

Угодить детям нелегко, родителям ещё сложнее. Есть ли у Вас секрет успеха?

Я думаю, его не существует. Как только кто-то начинает конструировать книжку по некой «успешной схеме» – это верный путь, что секрет не сработает, испарится, исчезнет… Если же говорить о том, что мне кажется важным… Мне кажется, нужно писать для детей – сегодняшних, современных, живых. Для этого их надо знать, не жить воспоминаниями о том «как было это в моем детстве» (хотя личные воспоминания – это тоже важно, конечно). И современную детскую литературу тоже нужно знать, чтобы опять-таки не говорить на языке «книг нашего детства». Просто… невозможно идти вперед с повернутой назад головой. Понятно, что есть вечные темы, но все же литература не стоит на месте. Она развивается, появляется новый язык, новый ритм, какие-то другие композиционные приемы… Опять-таки – знать все это нужно не для того, чтобы поймать тот самый «секрет успеха». Так ничего не получится. Это и, правда, должно быть тебе интересно и важно. Вообще все, что пишется именно для себя, потому что тебя это цепляет, волнует, радует, потому что ты сам ищешь ответы на какие-то вопросы – тоже имеет огромное значение. Ну вот, так и получается: с одной стороны, я придумываю истории для сегодняшних детей — таких, как моя младшая дочка и ее подружки. Но при этом я делаю это и для самой себя, и есть в этих историях какой-то тонкий слой, который, возможно, считывают взрослые. В общем, мне нравятся книжки, похожие на слоеный пирог. Но это опять-таки не про «секрет успеха». Это про то, как пишется книга.

Вы не раз говорили, что образ героини Жени собирательный. А истории, описанные в книгах, Вы тоже собирали из жизни Вашей семьи или друзей?

Сложно дать однозначный ответ. Зернышко почти каждой истории, описанной в книжке, можно найти в реальной жизни. Это случилось со мной, или с кем-то из моих знакомых, или было подсмотрено на улице. Писатель ведь всегда ходит по городу с таким большущим сачком-невидимкой и ловит истории, слова, жесты. Другое дело, что у жизни и у литературы разные законы. Нельзя взять реального человека и аккуратненько перенести его в книжку (если это не мемуары, конечно). Чаще всего ты начинаешь трансформировать реального персонажа (или реальную историю) — чтоб она прижилась в твоей книжке, не была там чужеродной, а стала ее частью. И для этого ты многое меняешь, что-то отбрасываешь, а что-то, напротив, сочиняешь. Ну, например, седьмая история «Грустный радостный праздник» – она для меня очень личная. И там все правда… и все придумано. Был дедушка моих детей, художник, который заболел раком и умер вскоре после Нового года. Он стал прообразом Мишкиного дедушки. Все остальные события — вымысел. Но чувства, мысли и эта горечь — они настоящие. Я это пережила и запомнила. И мне очень хотелось рассказать об этом, об опыте расставания. И о любви.

Мария Бершадская, интервью с писателем, детский писатель, автор большой маленькой девочки, программа «Улица Сезам», сценарист

А ведь картинки также важны, особенно для детской книжки. Как происходит общение с иллюстратором Ваших произведений Сашей Ивойловой?

Я придумываю историю. Там, где текст должен быть дополнен конкретными иллюстрациями (а у меня в книжках есть некие «вставки», они обычно выделены цветным шрифтом) я пишу, что можно было бы нарисовать, описываю, как это может выглядеть. А остальное, конечно, целиком придумывает Саша – и мне всегда интересно ждать, как она это сделает. Самое интересное — когда художник привносит в книгу свое видение, какие-то детали — то, что мне даже не приходило в голову. И это правильно, так книга становится живее, объемнее. Было несколько моментов, когда я просила Сашу внести какие-то небольшие изменения в иллюстрации, и она всегда откликалась на мои просьбы. Но это бывало не часто, в основном я смотрела и просто радовалась — надо же, как здорово! Я очень благодарна Саше за то, что она сделала мир, который я придумала, видимым!

Это интересно:  Большое интервью с большим музыкантом!

У Вас есть как сборники стихов, так и серия книг. Что Вам больше нравится писать? Что пишется легче, а где бывают загвоздки и, как Вы думаете, с чем они связаны?

Я даже не знаю, как ответить на вопрос, что больше мне нравится писать, стихи или прозу. Это ведь не работа на заводе, где есть некий план. Хочется писать стишок — я его и пишу. Если нет музыки, с которой и начинаются обычно стихи — значит, я делаю что-то другое. Придумывается какая-то история в прозе — ура, буду записывать ее. Другое дело, что одновременно стихи и проза не пишутся. Это два разных голоса и если идет полоса стихов, тогда истории отступают. А бывает, когда наступает затишье, ни рифм, ни историй. Я думаю, это тоже нужное время, когда ты просто накапливаешь энергию, впечатления, мысли. Молчать тоже важно уметь.

Мария Бершадская, интервью с писателем, детский писатель, автор большой маленькой девочки, программа «Улица Сезам», сценарист

Мария, бывают ли у Вас творческие кризисы? Как Вы с ними справляетесь?

Бывают, конечно. Ну вот «не пишется». Как справляюсь? Пишу ))). Просто сажусь каждый день за письменный стол. Иногда приходится преодолевать «сопротивление материала», когда история не дается, тормозит… Я уже это знаю, мне всегда сложно входить в новую книжку, а вот после первых страниц вдруг что-то переключается внутри… Но бывает и по-другому. Я уже говорила выше: мне кажется, что порой даже правильно выждать, сделать паузу. Я варю супы, общаюсь с детьми, читаю книжки и при этом – обдумываю какие-то истории… Перебираю их, как каштаны в кармане. И эта работа – она все равно незаметно происходит внутри, всегда. Даже если ты ничего не пишешь. И вот так ты ходишь, ходишь с полным карманом каштанов, а потом вдруг раз – и уже «пишется» .

Вдохновение для творческих людей важная вещь. Есть ли у Вас муза, помогающая с творчеством?

Даже не знаю… Если муза — некий помощник, то, пожалуй моя муза — это мир вокруг меня. Мои дети, какие-то фразы, услышанные на улице, музыка слов, которой полон каждый день . Вообще, мир полон стихов и историй, важно только их разглядеть. Мне кажется, вдохновение — это такое состояние, когда ты способен увидеть то, что на самом деле присутствует в мире всегда. Когда ты вдруг становишься способен дышать — не поверхностно, как мы это делаем обычно, а глубоко, по-настоящему. Так, к сожалению, невозможно прожить всю жизнь, но, мне кажется, важно запомнить, как это бывает. И быть внимательным. Это такая постоянная работа души, зрения, слуха. И тогда опять повезет. Вдох-выдох… и ждешь… И снова вдох. Вот и все вдохновение. ))))

Наверное, каждый писатель, поэт, художник любит свои произведения. Однако некоторые мелочи, в конечном результате, могут не устраивать. У Вас такое бывает?

Ну, если честно, нет, не бывает. Если тебя не устраивает какая-то мелочь — зачем сдавать книжку? Сидишь и работаешь дальше, пока не доделаешь. Я вообще пишу довольно долго. Потом читаю несколько раз текст себе вслух, редактирую. Откладываю на несколько дней — и опять возвращаюсь к нему, чтобы снова вылавливать те самые мелочи, которые мне мешают, «звенят в ухе», как фальшивая нота. И когда я сделала все, что могла, наступает очередь редактора. Потому что текст, конечно замыливается. А редактор уже смотрит свежим глазом и тоже может на что-то обратить внимание. Мне очень хорошо работалось с Ириной Вааг, мы с ней вместе выуживали из текста неточные слова, неудачные фразы, просто охотились за ними… Возможно, пройдет время, и я замечу в моих книжках какие-то недочеты, решу – что надо было сделать иначе. Но на момент сдачи каждой книги в печать я понимала, что сделала все, что могла — в каждой строчке.

Мария Бершадская, интервью с писателем, детский писатель, автор большой маленькой девочки, программа «Улица Сезам», сценарист

Когда Вы только начали издаваться, Вам помогали, поддерживали?

Я не очень понимаю, какую поддержку Вы имеете ввиду. Конечно, меня поддерживала моя семья — муж, дети, родители, моя любимая свекровь. Они меня вдохновляли, подбадривали, радовались вместе со мной. Спонсоров для издания книг у меня не было, книги ведь выпускает издательство. Хотя нет, вру. В некотором роде моим спонсором был муж — ведь писатели зарабатывают куда меньше, чем сценаристы.))))

А кто-то из Ваших детей хочет пойти по тому же пути: стать писателем?

Похоже, что все мои дети ищут свои пути и это правильно. Старший сын учится в университете на факультете психологии и ему это очень нравится. Он, кстати, пишет неплохие стихи и вообще, он такой… текстовый человек. Что будет дальше, я не знаю, пока он просто пишет для своего удовольствия, а профессию выбрал себе другую. Средняя дочка хочет быть медиком, младшая пока вообще над этим не задумывается. Да если честно, мне не важно, кем они будут. Главное, чтобы они нашли свое дело и сделали выбор, не оглядываясь на родителей и семейные традиции. Это должно быть именно их решением.

Всё время работать, быть в делах и заботах нельзя. Как Вы отдыхаете?

Я читаю. И детские, и взрослые книжки, и стихи любимых поэтов (детских и взрослых). Это и работа, и отдых, я не представляю себя без книжки.

Это интересно:  Александра Бортич: «Моя героиня - это я года два-три назад, только еще необузданнее»

Как я еще отдыхаю? Общаюсь с друзьями, гуляю, хожу на выставки или в кино. В детстве я терпеть не могла спорт, а сейчас мне нравится плавать, играть в бадминтон. Это мой отдых… и еще я страшно горжусь собой в этот момент, потому что очень круто, когда у тебя получается то, что вроде бы никак не свойственно от природы. Еще я люблю ходить в сауну, это такое прекрасное место, где так жарко, что из тебя выпариваются все лишние мысли и появляется место для новых.

Есть ли писатель, с которым Вам хотелось бы познакомиться? Может, это уже произошло?

Астрид Линдгрен, Чуковский – вот с ними я бы правда очень хотела встретиться. Но, увы, это технически невозможно. Из современников – Ульф Старк и Кейт Ди Камилло. И еще есть писатели, книги которых я очень люблю и рада, что с ними немножко знакома — это Марина Москвина, Марина Бородицкая, Настя Орлова, Наринэ Абгарян, Михаил Яснов… и еще другие мои коллеги. К счастью сейчас, благодаря фэйсбуку мы можем общаться, хоть и живем в разных городах.

Есть ли в Вашей жизни цель, к которой Вы стремитесь?

(задумалась...) Знаете, вот истории про большую маленькую девочку – это же рассказ про человека, который снаружи уже вырос, а теперь меняется и растет – внутри. Такой календарь внутреннего роста. И если уж говорить о какой-то цели (хотя я это так не формулирую), то для меня очень важно – расти. День за днем, год за годом – не останавливаться, не засыпать, вдумываться, вслушиваться в окружающий мир, в людей и чувствовать, как все это меняет меня. Узнавать что-то новое, учиться, искать ответы на какие-то вопросы, не жить готовыми формулами… И удивляться, да. Ни в коем случае не считать, что я все поняла. Мне кажется, без вопросов и удивления роста быть не может – дети ведь растут именно так!

Поделитесь своими творческими планами на будущее?

У меня есть уже несколько придуманных книжек, и я очень хочу их написать. Например повесть для подростков, я даже название для нее припасла: « Часовые пояса». Еще очень хочу написать пьесу для кукольного театра по одной из историй про «Большую маленькую девочку». А сейчас я работаю над сценарием для большого анимационного проекта, так что это — то о чем я думаю целыми днями (и даже ночью мне снятся персонажи этой истории). Вообще я очень счастлива — мне интересно то, чем я занимаюсь сейчас, а главное у меня, как у белки в дупле, уже лежат припасы — истории для новых книжек. И я очень надеюсь, что у меня все получится.

Мария Бершадская, интервью с писателем, детский писатель, автор большой маленькой девочки, программа «Улица Сезам», сценарист

Давайте представим ситуацию: Вам предлагают написать или поработать над сценарием детского фильма. Согласитесь ли Вы на это? И какой жанр Вам был бы интересен (фантастика, детектив, драма…)?

Я очень легко могу представить эту ситуацию, ведь я все-таки сценарист. ))) Так что я с большим интересом отнеслась бы к такому предложению. По поводу детектива я не уверена, что справлюсь, если иметь в виду чистый жанр, а не детективные элементы в истории. Фантастика — пожалуй, тоже не мое. Вообще мне ближе всего реалистичные истории, возможно, с элементом абсурда. То есть, вроде все, как в жизни и вдруг мелькнет какая-то странность, и опять все, как в жизни.

Читатели портала CityGu.ru очень любят нашу постоянную рубрику PRO Книги, следят за ней и за интервью с авторами произведений. Скажите, что бы Вы могли пожелать читателям CityGu.ru?

Когда-то я придумала семилетнюю девочку, которая ростом выше самого высокого в мире баскетболиста — ну, не на много, на две ладошки. Поэтому я желаю вашим читателям не переставать расти. Каждый день, каждый месяц, каждый год. Папа моей героини рассказывал ей, что даже у человека, который уже вырос, есть еще какой-то ВНУТРЕННИЙ РОСТ. Женя не очень понимала, о чем он говорит: « Я понимаю, как растут цветок или огурец — их нужно поливать. А что нужно делать для этого роста, который внутри, я не понимаю. Гулять под дождем? Петь песни? Есть какую-нибудь полезную гадость? Может, внутри меня растет невидимый и удивительно прекрасный огурец. И с каждым днем он становится больше. Это было бы здорово, я люблю огурцы».

Так что я желаю — и вам и себе самой – чтобы наш ВНУТРЕНИЙ ОГУРЕЦ продолжал расти – не смотря на то, что снаружи мы уже выросли и стали взрослыми. Кстати, для этого можно гулять под дожем и петь песни. Как один из вариантов.)))))

На портале CityGu.ru в рубрике PRO Книги вы можете найти анонсы последних трех книг из серии «Большая маленькая девочка». А совсем скоро в этом же разделе вы сможете ознакомиться и с отзывом на последнюю из изданных книг этой серии.

Беседовали Елена Корябина, Наталья Поккине
Фото предоставлены издательством «КомпасГид»
Специально для CityGu.ru

Комментарии закрыты.

« »