афиша саратов, афиша кино, кино, победа, саратов, новинки кино, дом кино

О фильме «Один король C одна Франция»

Ноя 27 • PRO Кино

6 декабря 2018 года кинокомпания Пионер выпускает в широкий прокат фильм о Великой французской революции с Гаспаром Ульелем, Луи Гаррелем, Адель Энель, Лораном Лафиттом, Дени Лаваном и другими звездами французского кино. Мировая премьера которого состоялась на Венецианском кинофестивале.

«Один король ― одна Франция» — это красивая драма, раскрывающая с разных сторон баррикад одно из величайших событий мировой истории — Великой французской революции. В центре событий молодая пара влюбленных ― Базиль (Гаспар Ульель) и Франсуаза (Адель Энель), судьбы которых буквально «намотало» на маховик истории.

В фильме снялись самые яркие звезды современного французского кино: Луи Гаррель (Робеспьер), Лоран Лафитт (Людовик XVI), Дени Лаван (Марат) и др.

Синопсис

Париж, 1789 год. Бастилия взята, и ветер свободы веет вдоль парижских улиц. Молодая прачка Франсуаза и бродяга без роду и племени Базиль охвачены жаром любви и революции. Вместе со своими друзьями и жителями рабочих кварталов Парижа они начнут воплощать мечты об освобождении в только что сложившемся Национальном собрании и, полные надежд и сомнений, станут свидетелями создания новой политической системы. В их спорах и бушующем негодовании улиц вершится судьба ещё некогда священного короля и рождение республики. У свободы есть история.

Интервью с Пьром Шоллером

Зачем сегодня затрагивать тему Французской революции?

Французская революция – это уникальный исторический момент. И спустя две тысячи пятьдесят лет его эхо по-прежнему присутствует в нашей жизни, нашем обществе и нашем воображении. Поэтому, работая над фильмом, мы обращаемся к чему-то большему, чем история прошлого: мы знакомимся с мужчинами и женщинами, чья энергия, мечтания и боль были настолько сильными, что они по-прежнему откликаются в людях два века спустя.

В фильме «Один король — одна Франция» я хотел изобразить Французскую революцию вне идеологических дебатов, революцию на уровне мужчин, женщин и, в первую очередь, женщин. Женские персонажи играют в рассказе ключевую роль. Помещая в центр событий жителей рабочих районов Парижа, мы возвращаем Французской революции народный облик.

афиша саратов, афиша кино, кино, победа, саратов, новинки кино, дом кино

Я решил выстроить фильм вокруг судьбы короля. В 1789 году его королевское величество был Отцом Нации, помазанником бога. В июне 1791 года он бежал, но был пойман. В сентябре он был провозглашен главой конституционной монархии. Летом 1792 года он был свергнут и посажен в тюрьму. Осенью его судили. Зимой его приговорили. 21 января 1793 года его гильотинировали на Площади Революции. Три лихих и мятежных года, во время которых монархия была повержена и народ отвоевал свою независимость.

Но канва истории состоит не только из этого яростного противодействия. Погрузившись в детали исторических событий, я нашел много примеров проявления храбрости и надежды, скромности, страсти или чистого энтузиазма. Я хотел отразить в фильме бушующую толпу во всём её человеческом разнообразии.

Я открывал для себя мужчин, женщин и детей, полных такой жизненной энергии, которую редко встретишь сегодня. Они дрались, плясали, пели, оплакивали своих покойников и просыпались на следующее утро с надеждой в сердце. Это история героизма, но обыкновенного, скромного и частного героизма. Сами персонажи вдохнули в меня силы справиться со всеми трудностями в работе над исторической костюмной драмой.

Написание сценария и создание фильма «Один король — одна Франция» заняло семь лет моей жизни. Теперь, когда фильм окончательного готов я могу заверить вас в одном: эта авантюра позволила мне соприкоснуться не с ностальгией, но с ощущением реальности. Мы прожили в месте с Базилем, Франсуазой, Людовиком XVI и Робеспьером столько драматичных и величественных моментов, что этот фильм отражает эти эмоции, пережитые не в далеком прошлом, а в настоящем.

Расскажите о вашем подходе к исторической реконструкции?

С самого начала вместе с Денисом Фреидом – продюсером фильма в компании Archipel 35 – мы решили, что фильм будет костюмным и мы будем использовать локации в Париже и вокруг него, а также что актёрский состав будет целиком французский. Всё это было частью нашего желания снять Французскую революцию как популярную киноэпопею. Париж XVIII века с его многолюдностью и изобилием мы изобразили, снимая набережные Сены и Площадь Революции. Везде, где это было возможно, мы использовали живую массовку для съемок толп и шаек. Спецэффекты использовались в ряде ключевых моментов, самый символичный из них – это убийство короля.

Особое внимание мы уделили потрясающим костюмам, которые создала Анаис Роман («Корпорация «Святые моторы», «Сен-Лоран»). Ткани, хлопок, шелк и бархат выискивались по всему миру, после чего их красили, разрезали и отшивали в Париже. Так мы собрали гардероб подлинных костюмов, верно соответствующих концу XVIII века.

Я хотел, чтобы мы снимали приглушенную картинку, используя натуральный свет от свечей, костров и факелов. Нам удалось получить разрешение на съемки в Версале, Квадратном дворе Лувра, Дворце Шантильи и потрясающем театре Марии-Антуанетты, который впервые использовался в кино. Наша забота о подлинности распространилась и на стеклодувную мастерскую. Все сцены производства стекла были выполнены с участием актеров, исторических стеклодувных инструментов и плавленого кремнезёма при температуре 1 400 градусов по стоградусной шкале Цельсия!

И последнее слово о постановке дебатов в Национальном собрании. Эти годы знаменовались бесконечной законотворческой изобретательностью – это был рассадник идей. Осенью 1789 года первое Национальное собрание Франции покинуло Версаль, чтобы обосноваться в Париже. 800 депутатов переместились в бывший королевский манеж, большое сводчатое помещение, выходящее окнами на сад Тюильри.
Мы воссоздали этот зал во Доме Образования Почётного Легиона с его бесконечными скамьями, постаментами и кафедрами для выступающих под сводом каменных стен, готовых принять самую широкую публику. Здесь случился один из кульминационных моментов съемок: среди скрипа дерева и эха старых каменных стен мы услышали знакомые нам исторические слова.

афиша саратов, афиша кино, кино, победа, саратов, новинки кино, дом кино

Французская революция – очень большая тема, довлеет ли тема в работе над фильмом?

Гаспар Ульель: Это крайне амбициозная тем,а и такой я определил её для себя с самого начала. Мне очень сильно хотелось поработать с Пьером Шоллером, поскольку меня очень впечатлил «Версаль» и особенно «Управление государством». Честно говоря, когда он позвал меня на этот проект, я немного испугался. Здесь речь шла о бюджете, сильно превышающем большинство французских картин. Однако сценарий настолько амбициозен, что даже такой бюджет может показаться незначительным. В общем, обстоятельства были крайне требовательными. Для меня это был эксперимент – очень мотивирующий и крайне объединяющий.

Адель Энель: Это всегда так нервно! Но я говорю себе: раз я уже здесь, то нужно идти до конца – а я бросилась в этот проект особо не раздумывая. Пьер связался со мной задолго до фильма, он хотел поработать вместе, и я была счастлива этому! Я считаю, что это потрясающая тема и редко получается работать на картине такого масштаба: у меня действительно есть ощущение, что мне очень повезло поучаствовать в этом фильме. Нужно быть сумасшедшей, чтобы отказаться от такого!

«Один король — одна Франция» — очень масштабный в производстве фильм, как проходили его съемки?

Г. У.: Объединяющая сторона съемок крайне соответствовала теме фильма: мы коллективно испытали на себе, что такое Революция. Это фильм-хор, каждый день на съемочной площадке мы чувствовали, что являемся частью группы – Пьер не хотел, чтобы мы отгораживались друг от друга. Актёры, массовка – все перемешивались друг с другом. Это был настоящий коллективный опыт со своими скачками, со своим хрупким равновесием перед лицом Революции. Пьер смог запустить некоторую форму хаоса, неистовства, которые также стали темой фильма.

А. Э.: Мне очень нравится в фильме эта метафора вселенной и материи... Во время съемок фильма «Один король — одна Франция» я читала книгу физика и эпистемолога Этьена Кляйна, который говорит о том, что в квантовой концепции материи нет разделения между материей и пустотой, есть континуум, а материя происходит из колебания пустоты – мне эта идея показалась гениальной. Думаю, что с политическими волнениями происходит нечто подобное: чтобы случилась Революция, сначала появилось колебание, которое создало это политическое «ускорение».
Конструирование фильма было впечатляющим, колоссальным процессом: так много было задействовано людей и дополнительных команд. Таким образом появлялось нечто беспорядочное, инфернальное – и из этого вырастала материя фильма.

Это очень телесный фильм, близкий к телу актёров – это новое прочтение этого политического момента?

Г. У.: Да, именно это показалось мне очень особенным: взяться за старую тему, привнося новый взгляд и выстраивая историческую канву через создание поэтической, порой метафизической дистанции и более интимного, более человеческого подхода. Здесь есть и большие исторические фигуры: Марат, Робеспьер, королева Оду, король. Но кроме того, есть и полностью вымышленные и безымянные персонажи. Здесь есть личное и политическое, индивидуальное и коллективное. И сумма этих персонажей показывает, что Революция пронизывает всё общество целиком.

А. Э.: Меня захватывают политические идеи, но с точки зрения чувств и тела. Политика – это не холодная идея, которая не соприкасается со всем остальным, политика – нечто физическое. У настоящего внутреннего изменения всегда есть много препятствий, и революция изменит то, как мы желаем, как мы любим и как мы делимся с другим. Моменты борьбы радикально меняют наше поведение по отношению к другому.

Ваши герои – Базиль и Франсуаза – вымышленные персонажи, но эта пара становится эмблемой революции. Получается, что эти частные истории воплощают общую судьбу?

Г. У. Меня сразу привлек персонаж Базиля, ведь именно он больше всего изменится по ходу истории. Совершенно безымянный в начале, он в конце превратится в героя Революции и станет, прежде всего, сложившейся личностью и настоящим гражданином. Он войдёт в семью прежде, чем обзаведётся своей, и ребёнок, который появится у них с Франсуазой – это дитя бескрайних возможностей. Эпизод, в котором король прикасается к голове Базиля – это бессознательная форма передачи власти от Старого порядка к тому, который придёт за ним.

А. Э.: Судьба Франсуазы – необыкновенная, но не исключительная. У толпы должна быть душа, конкретное лицо, однако нет персонажей, которые были бы важнее других, все они – портал, чтобы прикоснуться к коллективному. Для меня очень важно быть мятежной. Требовать слишком многого, как говорится. Нужно подниматься с места, но не для того, чтобы у тебя был телек побольше, а чтобы в твоей жизни было больше возможностей. Необходимо быть в борьбе и не принимать технократическую реальность, ведь она смертельна.

По материалам PR Агентство "Sarafan", специально для CityGu.ru

« »