По пустому коридору с временной душой

Дек 10 • PRO Искусство

Есть такое выражение «Сыграть телефонный справочник». То есть, если актер (и режиссер) талантлив, то он сделает шедевр из любого материала.  Саратовский муниципальный театр драмы, музыки и поэзии уже не единожды доказывал, что его актеры и режиссеры могут все, играя (не читая, не рассказывая, а именно играя!) стихи, причем стихи разных авторов и столь же разные и по форме, и по стилю. Конечно, никто не собирается сравнивать стихи с телефонным справочником, но превратить разрозненные тексты в единое целое так, чтобы спектакль воспринимался на уровне эмоций – задача, согласитесь, не из легких. Но, видимо, «Балаганчику» этого показалось мало и вот 2 декабря в театре состоялась долгожданная премьера спектакля «По пустому коридору с временной душой», в основу которого положена… газетная статья.

Нет, конечно, статья была не одна. Были стихи. В первую очередь – стихи. Стихи саратовских поэтов, к творчеству которых артисты обращались неоднократно: С. Рыженкова, Е. Малякина, С. Покровской, О. Рогова, М. Роговой, И. Сорокина, А. Ханьжова, И. Преображенского. Очень разные – необычные, проникновенные, забавные, непонятные, простые, шутливые, задумчивые… Они сталкивались, как звонкие мячи, упруго отскакивая друг от друга, переплетались, как стебли вьюна, становясь единым целым, по воле актеров. И еще очень много музыки, песен. Все вживую – три гитары (Игорь Гладырев, Данила Шувалов, Александр Блонский) и кахон (Игорь Абрамович), да еще два женских голоса (Елизавета Симагина, Дарья Земскова). Музыка и стихи перетекают друг в друга, объединяясь, превращаясь в одно, как две стороны петли Мебиуса.

По пустому коридору с временной душой

В этом спектакле нет действующих лиц и исполнителей, хотя роли, пожалуй, есть, — в той степени, в какой роль обозначает характер. Нет классического построения пьесы, но все же он рассказывает историю. Это история о людях, которые воспринимают этот мир со своей точки зрения и не могут иначе, независимо от того, насколько это правильно и общепринято, — о поэтах и поэзии. На сцене они спорят, перебрасываются фразами, злятся, грустят, шутят – и делятся этим со всеми, кто захочет, со зрителями. Кто-то принимает, кто-то нет, но от этого стихи не перестают быть живыми. Эта история – первая часть спектакля (несмотря на то, что идет он без антракта). А потом появляется Критик. Уверенный в себе и в своем праве язвить, правильный, маститый, в перерывах между «разгромными» выступлениями прихлебывающий из графинчика отнюдь не чай. В его интерпретации цитаты, вырванные из контекста, умирают, становятся именно тем, за что он их выдает – набором слов. А что же поэты? Они начинают диалог. Они показывают только что расчлененные Критиком стихи целиком – и стихи оживают, обретают настроение. Они готовы танцевать, петь, вставать на табуреточку, читая стихи, как детишки в детском саду. Лишь бы их услышали, лишь бы признали право чувствовать по-своему… Данила даже подсаживается к столу с твердым намерением выслушать и попытаться понять своего оппонента. Попытка успехом не увенчалась. Слишком уж они разные – молодой поэт с чертиками в глазах и маститый член Союза писателей. Наверное, у Критика тоже есть своя правда – он убедителен и даже остроумен, он готов признать, что поэты-то отнюдь не бездари, но вот тратят свой талант непонятно на что…

Это интересно:  Четверть века на шедевры

По пустому коридору с временной душой

Собственно, то, что говорит Критик – это реальная статья Льва Исаевича Тобольского, напечатанная в одной из Саратовских газет в 1987 году. Но, как подчеркивает Игорь Абрамович: «Я ни в коем случае не играю Льва Тобольского, я играю его статью». Точно также и другие актеры играют не поэтов, чьи имена упоминаются в этой статье, а их стихи.

В какой-то момент приходит понимание, что стихи – это не просто правильно (или не очень) подобранные слова. Они оживают только от прикосновения человека. Их нельзя расчленять, нельзя, как пушкинский Сальери: «Звуки умертвив, музыку я разъял, как труп. Поверил я алгеброй гармонию» — от такой «поверки» умирают и музыка, и стихи.

По пустому коридору с временной душой

Разница между восприятием разрозненных цитат и цельного текста, еще раз подчеркивается и другой, почти пунктирной линией. На протяжении всего спектакля один из персонажей постоянно сочиняет стихи, делясь с залом каждой строчкой, словно Арлекин, решивший потягаться со всеми Пьеро вместе в стихосложении. Получается смешно и наивно, но ровно до тех пор, пока все эти отдельные строчки не собираются воедино и не превращаются общими усилиями в песню – веселую, лиричную, красивую. И каждая строчка, каждое слово оказывается на своем месте.

Если кто-то скажет, что актеры «Балаганчика» в спектакле спели, почитали стихи и сыграли газетную статью – не верьте. Они сыграли Историю – настоящую, живую, драматичную, захватывающую.

Текст и фото: Елена Имбирева, специально для CityGu.ru

Комментарии закрыты.

« »