Radioaction: музыка всегда с нами

Radioaction: музыка всегда с нами

Апр 3 • В НОМЕР, Люди • 1015 Просмотров • Комментарии к записи Radioaction: музыка всегда с нами отключены

Сегодня у нас интервью с замечательной Саратовской группой, победителями фестиваля «Желтая Гора-2014» и отличными музыкантами – Radioaction.

В Саратове, к большому сожалению, практически нет групп играющих на европейском, российском или хотя бы региональном уровне. Я имею ввиду Поволжский регион. Это связанно со многими причинами. Но сейчас ситуация начинает меняться. И ярким примером тому группа Radioaction. Самобытные, сильные, имеющие «свой звук» и свой стиль ребята уверенно покоряют саратовский Олимп и имеют все шансы, и очень хорошие шансы, подняться гораздо выше своих собратьев по цеху. Мы очень надеемся, что через неслишком большой промежуток времени Radioaction покажут себя на каких-нибудь европейских фестивалях, а от них, дорога к мировой знаменитости уже не так длинна.

Расскажите, как организовалась группа Radioaction?

(Вячеслав Плеханов. Вокалист группы. Далее Вячеслав:): Начну рассказ издалека. Еще году в 2007 я искал название для своего виртуального проекта, в котором я просто хотел реализовать свои музыкальные фантазии. А название я нашел на одном концерте, где человек, объявлявший группу, назвал ее ошибочно не Radioactive, а почему-то Radioaction. Я в тот момент был в зале, и мне это слово сразу понравилось. Я взял его даже не зная, что оно значит. С тех пор это название живет. Мой проект представлял собой что-то непонятное, я просто делал демо-записи, называя их Radioaction, и складывал на компьютере. Я тогда даже не подозревал, что из этого получится настоящая группа. В то время я еще был в другом коллективе, и нынешние участники Radioaction, играли в других группах. Где-то в 2011 году я понял, что надо собирать состав, брать все подпольные вещи, дорабатывать и выходить на настоящую сцену. Были, естественно, люди, в которых я был уверен и знал, что смогу ждать помощи с их стороны. С бас-гитаристом я играл в другом коллективе, а с Вовой, одним из гитаристов, знакомы со школы. А потом на горизонте появился Алексей Хужаев – отличный гитарист, который не знал, поначалу принимать ли в этом проекте участие. Потому что на тот момент совершенно не было понятно, куда будет данная деятельность выливаться, какие будут песни и так далее.

(Алексей Хужаев. гитарист группы. Далее Алексей: ): У меня на тот момент параллельно был свой проект, скорее даже несколько. В одном из них со мной играл барабанщик Илья, который сейчас играет с нами в Radioaction. Пара песен были выпущены на сборниках SIM.

Radioaction: музыка всегда с нами

Вячеслав: Получилось так, что несколько творческих личностей, каждая из которых что-то из себя представляет, собрались вместе. Может, прозвучит нескромно, но я слышу, что сочиняет каждый из нас, и я понимаю, что это звучит самоценно и самодостаточно. Когда мы что-то делаем вместе, каждый добавляет от себя какие-то детали, которые не может добавить другой, исходя из своего жизненного опыта, мировоззрения, отношения к музыке и так далее.

В каком жанре вы играете?

Вячеслав: Честно говоря, мы не знаем, как точно ответить на этот вопрос. Когда мы собирались, не было никаких четких граней, что мы будем играть. Было несколько записей и задумок для песен, а названий стилей никаких не звучало. И глядя на то, что получается сейчас, мы не можем назвать это каким-то определенным словом. Получается некий синтез. Каждая песня имеет отголоски разных жанров и стилей. К тому же мы видим все песни изнутри, из-за чего картина для нас получатся смазанная, поэтому мы не можем это назвать каким-то одним словом..

Алексей: Думаю, когда выйдет наш альбом, слушатель получит более цельную картину, и тогда может быть появится какое-то слово.

Вячеслав: Сейчас, когда требуется прописать какие-нибудь тэги, то я указываю просто «рок». Это такое объемное и ничего не значащее слово. В моем понимании слово «рок» обозначает наличие электрогитар и барабанов, а что там дальше непонятно. Хотя некоторые песни звучат тяжелее, чем рок, а где-то, может, и мало рока. Когда выйдет альбом, думаю, будет понятнее. А вообще в разных источниках я видел разные обозначения – post rock, alternative, post doom, synthpop, melancholic rock.

Получается у вас стандартный состав рок-группы?

Вячеслав: Можно и так сказать. У нас две электрогитары, бас-гитара, барабаны и студийная составляющая: в некоторых песнях трубы записаны, в других электронные звуки, все зависит от фантазии. Думаю, в дальнейшем могут быть использованы другие какие-нибудь инструменты, например классические или фольклорные — все зависит от того, что забредет в головы.

О чем говориться в вашей музыке?

Вячеслав: У нас тексты достаточно пространные, в них говорится об ощущениях от жизни, о поиске своего места в мире, какие-то самокопания. Как мне кажется, взгляд молодого не определившегося человека, который еще ищет себя и не понимает, что происходит вокруг. Есть одна песня на любовную линию, но в основном — рефлексия. Мне в будущем хотелось бы отойти от этого и написать о чем-то более простом и конкретном, может сделать побольше песен о любви.

Radioaction: музыка всегда с нами

Почему ваши тексты на английском языке?

Вячеслав: Я с самого детства в основной массе, слушал западную музыку, и все мои ориентиры на английском языке. Не только американские группы, но и британские, европейские и так далее. Они все в основном используют английский язык, и это настолько осело у меня в голове, что я не могу уйти от этого. Еще я учился в университете на переводчика. В общем, у меня с этим языком многое связано. И, несмотря на то, что я до сих пор не освоил язык в совершенстве, я порой все равно думаю на английском, в этом уже есть потребность. Но утверждать, что всю жить буду писать на английском, я не берусь. Просто на данный момент я не понимаю, как можно сделать то, что мы делаем на русском. Нет совершенно никакого видения, как это может и должно выглядеть, и как сделать на русском, чтобы мне понравилось. Если найду эту волну и мысль, то сделаю. Если нет – то нет. Если я пойму, как это сделать на китайском, то значит, будет на китайском.

Какие бы вы могли выделить особенности группы?

Вячеслав: Когда делаешь что-то, то изнутри это выглядит совершенно по-другому. Поэтому мы не можем ничего выделить. Этот вопрос надо задавать другим людям.

Что вы ждете от группы?

Вячеслав: Знаешь, понятие «успех» у всех разное: кто-то считает, что успех – это быть во всех основных медиа, собирать стадионы и везде греметь. А кто-то считает, что это возможность заниматься своим творчеством и иметь своих слушателей.

Мы, прежде всего, ждем от группы музыкальной реализации, то есть, чтобы музыка, которая звучит в голове, начала звучать снаружи. Главная цель группы в этом.

Но каждый автор всегда хочет делать это не просто для себя, а для кого-то. Делать это все время для одних и тех же 50-и человек в одном и том же маленьком клубе из года в год не очень симпатичная перспектива. Хочется более обширной аудитории. Вообще, я считаю, главная задача автора поделиться чувством, которое испытываешь. И если эту эмоцию испытает кто-то еще, то это успех. И чем больше таких людей, которые что-то испытывают от твоей музыки, тем больше успех.

О чем предстоящий к выходу альбом?

Вячеслав: Все песни, которые в него войдут, были сочинены в разные годы. Первый альбом — это, как правило, сборник трудов группы за последние несколько лет. В двух словах тут не скажешь, о чем получился, о том и получился. Альбом уже скоро будет, название мы его пока раскрывать не будем, когда он выйдет то, будет все более понятно.

Когда слушателям ждать выхода альбома?

Вячеслав: Точно сказать тяжело, мы над ним еще работаем, и это длиться уже достаточно долго. Потому что мы не можем на сто процентов сосредоточиться на записи, так как у нас есть семьи и другая работа. Мы долго делаем какие-то вещи, которые можно, наверное, сделать и быстрее. Но вообще по нашим оптимистичным прогнозам это должно случиться вот уже буквально в конце весны. С лейблом уже обо всем договорились. Лейбл хороший, старый.

Алексей: Еще одна причина затягивания выхода заключается в том, что мы жуткие перфекционисты. Многие вещи переделывались по много раз, пока не дошли до конечной стадии.

Вячеслав: У нас в России есть понятие «продюсер» — это человек, который занимается раскруткой группы, ведет дела, обо всем договаривается. На западе это, как правило, называется «менеджер», а продюсер занимается постановкой звука. Работает над тем, чтобы преподнести материал альбома наилучшим образом. У нас такого отдельного человека нет, но есть Алексей, который этим заниматься. Он тратит много времени на то, что подбирает разные звуки, эффекты, разные варианты сведения. От того как эта работа проделана, песня может получиться совершенно другой. И вот эта одна из тех же вещей, над которым мы кропотливо работаем, что значительно оттягивает время выхода альбома. Но мы хотим сделать все хорошо, чтобы и нам понравилось, и другим людям.

Алексей: Я довольно серьезно к этому подошел, и за время работы над альбомом значительно подтянул свой уровень, как звукорежиссера и саунд-продюсера. Поделюсь одним интересным фактом из работы над альбомом. Есть барабан в народе называемый «бас-бочка», его звук можно записать и определенным образом обработать, можно просто использовать готовый семпл. Был один случай, когда я записывал виолончель, работая звукорежиссером для другой группы, и исполнительница ударила смычком то ли по струнам, то ли по виолончели, и получится интересный басовый звук. В итоге этот удар стал звуком бас-бочки в одной из наших песен. В альбоме полно таких нюансов, но, видимо, их никто никогда не разгадает.

Владимир Шеин(гитарист группы): Ну почему же? А вдруг мы потом книгу напишем.

Алексей: Я, кстати, подумываю о том, чтобы после завершения работы сесть и расписать все эти мелочи.

Radioaction: музыка всегда с нами

Вы хотите выйти на мировой уровень?

Вячеслав: Плох тот солдат, который не хочет стать генералом. Ситуация такая: мы занимаемся музыкой для музыкальной самореализаций, но от общественной известности никто не хочет отказываться. Потому что хочется делать свое дело максимально хорошо, хочется донести до людей самый лучший результат своего творчества, а это можно сделать только работая с профессионалами. А тут без денег никуда. Для работы нужны отличные звукооператоры, световики, операторы, фотографы и так далее, и всем надо платить деньги. Бесплатно работают только друзья-знакомые и то зачастую «на отвали». Сейчас у нас хороший звук на выступлении – это дело случая. Можно быть крутым музыкантом, но если звукачу совершенно до лампочки выступление, то все пропало. Один раз был случай: мы выступали в небольшом клубе. Уже начали играть, а звукач забыл включить порталы (большие колонки, направленные в зал), и звук был только из мониторов (колонки, через которые музыканты «слышат себя» на сцене). В зале было так тихо, что гости даже не поняли, что мы начали играть. Вот вступают барабаны, и только через минуту оператор понимает, что он забыл включить порталы . Такое случается только в том случае, если всем наплевать. И вот так будет всегда, пока не дашь денег, а чтобы были деньги должны прийти люди на концерт, а на почти безызвестных музыкантов никто не приходит. Тут все очень взаимосвязано.

Вы играете только в Саратове?

Вячеслав: Так получилось, что за пределами Саратова мы играли только в Пензе. Но, когда альбом выйдет, мы хотим попробовать поиграть уже и в других городах. В Саратове на всех известных площадках мы уже отыграли, и если продолжать играть только тут, все будет в тех же местах для людей, которые нас не раз уже слышали. Хочется играть в других местах и на фестивалях, и в клубах, и так далее. В Саратове самая большая аудитория, перед которой мы выступали – это был День Города, там было несколько тысяч человек. Один раз играли на разогреве у французской группы в Варьете, несмотря на то, что у них формат музыки другой.

Алексей: Нам просто хотелось узнать «Каково это играть на разогреве?»

Вячеслав: И получилось на самом деле грустновато, потому что аудитория была совершенно другая, и люди пришли послушать других ребят. Мы сейчас ищем своего зрителя. А когда мы выступаем не перед своим, то бывает люди смотрят на нас с недоумением.

Алексей: На самом деле нам пока тяжело выбрать площадку для выступления. Маленькие клубы нам не всегда подходят. Поскольку наша музыка построена на определенном звучании, и при этом довольно плотная, в тесных и гулких помещениях все может просто превратиться в кашу. В том же заведении блюзовая группа из 3-4 человек может звучать отлично, но для нас это может оказаться тесноватым.

Вячеслав: У нас так получилось, что есть две гитары, которые играют порой стандартные гитарные партии звуком гитары, а порой измененные через обработки, звучащие вообще не как гитара. У ударника помимо барабанов есть еще модуль, через который запускается подложка, появляющаяся периодически в песнях. Ударник через этот модуль играет то по пэдам, то по живым барабанам, в результате получается много сигналов, с которыми звукооператоры иногда не справляются.
Нам очень хочется иметь своего звукооператора, чтобы он мог отстроить все это как надо, но для этого нужны финансы.

Radioaction: музыка всегда с нами

Вот кстати по поводу денег! Есть группы, которые говорят, что всегда выступают только за деньги. Какое у вас к этому отношение?

Вячеслав: В общем, если дело касается маленьких концертов в небольших клубах, то мы играем за деньги, потому что банально клуб должен уважать группу, которая у них играет. Клуб устраивает концерт, чтобы к ним пришли люди и что-то заказывали в баре и по кухне . И если клуб зарабатывает на артисте, но взамен ничего не хочет давать, то значит, клуб не уважает его. Поэтому в заведениях мы отказываемся выступать бесплатно, а на мероприятиях, которые работают на имидж, мы запросто готовы играть бесплатно. Например, День Города или «Желтая гора»: естественно, нам за это не дали ни копейки, но мы очень благодарны, чтобы у нас появилась возможность выступить перед гигантской аудиторией.

У вас есть цель и мысль, которую вы хотите донести до слушателей?

Вячеслав: Поделиться со слушателями теми эмоциями и мыслями, которые приходят в определенный момент жизни. И если писатель делится в основном мыслью, то музыкант в основном чувствами.

Что вы нашли для себя в музыке?

Вячеслав: Для меня музыка – это образ мысли, потому что она постоянно играет у меня в голове. Она постоянно звучит, и я не могу никуда от этого деться. Мы, как мне кажется, занимаемся музыкой не потому что нам это нравится. Просто мы не можем этим не заниматься. Иногда это влияет даже на то как я иду по улице. Если музыка в голове звучит быстро, то и я быстро иду, если медленная, то и я вслед за ней, и я не могу ей помешать. Это настолько стало частью моей жизнью.

Что бы вы могли посоветовать начинающим музыкантам?

Алексей: Расширять свой музыкальный кругозор. Слушать и впитывать разную музыку, не зацикливаясь на жанрах.

Владимир: В первую очередь быть честными самим с собой. Стараться не зажимать себя в рамки, а пытаться передать свои эмоции, чувства и мысли. Мы, как и многие, на начальном этапе пытались сегментировать, какой мы все же жанр будем играть. Но в итоге начали играть то, что получается и нравится.
Вячеслав: Делайте то, чего не можете не делать!

Radioaction live video

Текст: Дмитрий Воротнев, специально для CityGu.ru

Фото из архива Вячеслава Плеханова

« »