Тверской ТЮЗ: «Мертвые души» и живые люди

Тверской ТЮЗ: «Мертвые души» и живые люди

Сен 21 • PRO Искусство, В НОМЕР

Театральные гастроли – всегда большое событие и в нашем городе к нему относятся с особым интересом. А обменные гастроли интересны вдвойне, тем более, что в гости к нам приехал не просто театр, а практически побратим нашего ТЮЗа – Тверской театр юного зрителя.

В год 100-летнего юбилея Саратовского ТЮЗа гастроли именно этого театра особенно знаковы, ведь именно из Тверского (а тогда еще Калининского ТЮЗа) в 1943 году в Саратов приехал Юрий Петрович Киселев, чье имя с того момента навсегда связано с Саратовом и с Саратовским театром юного зрителя.

Тверской ТЮЗ привез на саратовскую сцену четыре спектакля, по которым уже можно судить о разноплановости театра. Это номинант премии «Золотая маска» в жанре «театральный ситком», спектакль «Пустота» по пьесе Максима Черныша (режиссер спектакля Талгат Баталов знаком саратовской публике по прошлогодней «Четвертой высоте»); бессмертные «Мертвые души» Н.В. Гоголя (инсценировка Михаила Булгакова) и две музыкальные сказки для малышей: «Красавица и чудовище» (Ольга Гуфурова, режиссер Ирина Зубжицкая) и «Кот в сапогах» (Дмитрий Голубецкий, режиссер Ирина Кондрашова).

Перед началом гастрольных спектаклей актеры Тверского ТЮЗа провели… не хочется называть это мероприятие «пресс-конференцией», скорее, это была встреча, теплое живое общение. Началась она необычно, с экскурсии по музею Саратовского ТЮЗа, которую для гостей провела заслуженная артистка России Тамара Константиновна Лыкова. И это тоже была не обычная экскурсия на уровне «перейдем к следующему экспонату», а интереснейший рассказ об истории театра, о людях, эту историю сделавших.

Были и чисто профессиональные моменты, вплоть до обсуждения технических особенностей сцены, на которую этим вечером должны были выйти тверичане, и это было очень здорово. К тому же выяснилось, что двоих из актеров, приехавших на гастроли, связывает с Саратовом много больше, чем служба в театра-побратиме – они «беляковцы», выпускники Саратовского театрального института (мастер народная артистка России Р.И. Белякова). Очень много теплых, добрых и явно искренних слов было сказано и о нашем ТЮЗе, и о нашем городе. «Я вечером вышла на вашу Немецкую улицу, а там люди гуляют, музыка, запах кукурузы…», «Такое ощущение, что это какой-то курортный город. И у вас тепло! У нас в Твери сейчас +17 и дождь, а у вас тут лето!», «У вас очень дружелюбные люди. Все улыбаются. Ну что вы смеетесь, это правда!», «Я давно был в Саратове. Город очень изменился. Намного красивее стал. Даже вот Волжская, где пешеходная зона – это так классно! Я когда приезжаю в Саратов, первое, что делаю, обязательно гуляю по центру и обязательно один.

Евгений Миронов как-то сказал про Саратов: «О, эти узкие купеческие улицы!», так вот это именно то ощущение!», «Знаете, чувствуется, что у вас театральный город. Дело не в количестве театров. Это просто чувствуется в воздухе – театральность». Расставаться было жаль, но актерам надо было готовиться к спектаклю, знакомиться с новой сценой и новым залом.

А на следующий день большой зал ТЮЗа снова был переполнен: шли «Мертвые души» Гоголя в инсценировке Булгакова. «Энциклопедия русской жизни», написанная более полуторавеков назад, и по сей день (увы!) понятна читателям и зрителям, до сих пор актуальна. Потому и персонажи на сцене – вроде бы и классика, вроде бы и костюмы согласно эпохе, а современны (и снова увы!). Неустроенность, глупость, беспросветность, чинушество, полнейшее нежелание выбраться из собственного, а потому единственно правильного мира – кто этого не видел, не сталкивался, не знает сегодня? И персонажи, которые, по сути, и есть настоящие мертвые души, — слишком настоящие, слишком живые, чтобы быть «гостями из прошлого». Действо на сцене, с одной стороны, более чем реалистично, в чем огромнейшая заслуга актеров, с другой же стороны призрачно и нереально, как ведьмы и оборотни, сопровождающие Чичикова и Селифана на разбитых дорогах, по которым от усадьбы к усадьбе, от одного круга ада к другому держит путь их бричка.

Интересным персонажем, в котором угадывается некое «двойное дно» оказывается Селифан. Именно он озвучивает все реплики и сноски, поясняющие архаизмы текста, из-за чего складывается впечатление, что этот слуга, кучер не так-то прост. Он много знает, он все видит, все замечает, может ответить на любой вопрос и… остается незаметным «человеком», челядью.

Безусловно сильным моментом является и монолог Плюшкина, его история из прошлого о красивом открытом доме, молодой гостеприимной хозяйке. После такого экскурса безумно хочется разглядеть в нынешнем Плюшкине того веселого, счастливого и щедрого человека, который остался в прошлом…

Гастроли Тверского ТЮЗа закончились. Тверичане привезли нам четыре великолепных и разноплановых спектакля, свое творчество, свое видение мира, а в обмен увезли огромную благодарность саратовской публики и тепло (во всех смыслах) нашего города. Это хороший обмен, от которого все становятся богаче и никто ничего не теряет. Это – обменные гастроли.

Текст: Елена Имбирева

« »