тюз, спектакль, 12 стульев, премьера, театр, Ильф и Петров, театрал, постановка, зал, ошеров, воплощения

Идейная борьба за денежные знаки в ТЮЗе

Дек 26 • PRO Искусство, В НОМЕР • 3369 Просмотров • Комментарии к записи Идейная борьба за денежные знаки в ТЮЗе отключены

Не нравитсяСлабоНормальноХорошоОтлично! (Голосуй!)

Накануне Нового года, когда не только театры, а практически все учреждения, имеющие отношение к культуре и досугу сосредоточены на зимнее-новогодне-елочной тематике, в ТЮЗе при переполненном зале началась идейная борьба за денежные знаки.

И надо сказать, что саратовские театралы наблюдали за этой борьбой с неослабевающим интересом и явным удовольствием на протяжении почти четырех часов, все три акта. Потому что именно так, а не традиционным словом «спектакль» названа новая постановка «12 стульев», премьера которой состоялась на большой сцене ТЮЗа 22 декабря. Каким получился этот «новогодний подарок» от любимого театра любимым зрителям?

Роман «12 стульев» читается легко. Спектакль смотрится так же легко. При том, что (простите за казенный оборот) работа колоссальная. Пожалуй, если этой самой работы зритель на сцене не видит, значит, она сделана по-настоящему хорошо. За неподдающееся подсчету количество постановок и экранизаций во всем мире незабвенному Остапу Ибрагимовичу довелось перевоплощаться и во Владислава Клепку, и в Оскара, и в Джорджа Визерса, и даже пару раз побывать женщиной; Ипполит Матвеевич становился то помощником парикмахера, то доном Иполито; а стульев и вовсе оказывалось 13. Как при такой богатой истории можно перенести на сцену роман, который давным-давно растащили на цитаты, не повторяя и не копируя предыдущие «воплощения», при этом не перевернув его c ног на голову в стремлении к оригинальности? Сложно. Но, как выяснилось, можно.

Они очень похожи на тех самых героев Ильфа и Петрова, люди, живущие на сцене. Отец Федор (Антон Щедрин) и гробовых дел мастер Безенчук (Алексей Карабанов), «знойная женщина» мадам Грицацуева и Эллочка Щукина (Кристина Топчева), Ипполит Матвеевич Воробьянинов (Алексей Ротачков) и, конечно же, Остап Сулейман Ибрагим Берта Мария Бендер-бей (Алексей Кривега). Похожи, но… но почему же они, «типичные персонажи» начала ХХ века, так современно выглядят в веке XXI? Потому ли, что и пороки, и ситуации, сгущенные до полуабсурда Ильфом и Петровым, и через век, увы, понятны и узнаваемы? Или потому, что люди (не хочется называть их персонажами) там, на сцене, все-таки чуточку современнее своих многочисленных предшественников, хотя бы неуловимыми интонациями, жестами? Воля ваша, но есть в «великом комбинаторе» что-то от пацана из соседнего двора – привыкшего брать от жизни все, что возможно, но при этом имеющего больше принципов, чем многие «правильные» личности. Эх, его бы энергию да в мирных целях… Может, начинал-то Остап как раз с «мирных целей», иначе почему он так «теплеет», появляясь в общежитии студентов-химиков, а уж в силу каких «химических реакций» ему, молодому, умному, хваткому, энергичному, не хочется жить в «пенале», где места хватает только на матрац, обедать в вегетарианской столовой и каждый день ходить на рутинную, бестолковую службу, – это думайте и решайте сами.

При действительно бережном и уважительном отношении к первоисточнику, есть в ТЮЗовской версии момент, в котором Ильф и Петров не принимали буквального участия. Помните финал, где сторож клуба рассказывает Ипполиту Матвеевичу о найденных в стуле сокровищах? В постановке в роли сторожа – народный артист РФ Юрий Ошеров. И когда он произносит: «Раньше у нас старый клуб был, я его тоже сторожил», публика взрывается. Потому что у всего зала возникают вполне конкретные ассоциации. И кто там, на сцене, – сторож клуба или сам Ошеров – уже неважно. А рассказ о новом клубе вполне органично и незаметно переходит в рассказ о новом театре. Момент, пожалуй, спорный, но, безусловно, интересный. С одной стороны, Ильф и Петров этого не писали, а с другой – что-то в этом есть такое… как разговор, который понятен только близким людям и не предназначен для посторонних. Просто близких – целый зал, а ощущение такой причастности, согласитесь, греет.

В идейной борьбе за денежные знаки на сцене Саратовского ТЮЗа еще немало интересных тонких находок, но театр – это тот случай, – лучше один раз увидеть. А может и не один.

Текст: Елена Имбирева
Фото: свободные источники Интернет
Специально для CityGu.ru

« »