александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

Александр Семенов о мире подводном и надводном

Май 22 • В НОМЕР, Люди • 4463 Просмотров • Комментарии к записи Александр Семенов о мире подводном и надводном отключены

Не нравитсяСлабоНормальноХорошоОтлично! (Голосуй!)

На берегу Белого моря, на самой границе полярного круга, стоит биостанция МГУ. В 2007 году пришел на нее выпускник кафедры беспозвоночных биофака МГУ Александр Семенов. Сейчас он работает ведущим инженером, фактически – начальником водолазной службы. Планирует и организует погружения, обеспечивает биоматериалом по заявкам студентов, прибывших на станцию на полевую практику, и научных сотрудников (то есть приходит к нему студент и говорит: «Мне надо двадцать «морских ангелов» и Александр ему этих ангелов добывает).

Когда-то Александру в руки попала старенькая «зеркалка», на станции он, как человек крайне увлеченный и любознательный, начал осваивать подводную съемку – сам, потихоньку, методом проб и ошибок (широко известный у нас «метод научного тыка») и…

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

Александр Семенов – всемирно известный подводный фотограф, сотрудничающий с такими признанными компаниями, как BBC, Discovery, National Geographic. Он морской биолог, популяризатор науки; много путешествует, читает лекции для детей и взрослых, снимает фильмы, пишет книги… Словом, Александр Семенов – удивительно интересный, активный и разносторонний человек.

В ближайшее время Александр Семенов приедет в Саратов с одной из своих замечательных лекций о подводном мире и его обитателях, с анонсом которого вы сможете ознакомиться здесь. Накануне этого события он ответил на несколько наших вопросов.

Александр, в каких водах, кроме Белого моря, Вы еще вели съемки?

Если брать Россию, то это Охотское море, Японское море, Камчатка – север Тихого океана. Если брать весь мир, то это Средиземное море, Красное море, Коралловое (это Большой барьерный риф), Мальдивы (это Индийский океан) и Андаманское, это тоже Индийский океан.

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

Не возникло желания переквалифицироваться на более теплые моря?

Я пока удачно комбинирую. Сначала были только холодные моря. Потом понырял на Мальдивах, вода +29, и подумал: «О, как классно! Наверное, можно иногда». Но, пока здоровье позволяет и ничего этому не мешает, с огромным удовольствием ныряю в холодные моря и собираюсь продолжать, пока это возможно.

Между теплым и холодным, подводным и подледным миром есть разница?

Подледный и подводный – это одно и то же. Подо льдом просто холоднее и гораздо сложнее технически в смысле условий погружения. Но по животным это одно и то же. Когда лед сходит, вода ничуть не прогревается. На Белом море температура воды -1–0 сохраняется до начала июня и в конце сентября она снова близка к нулю. А лед – это просто «шапка» над головой, отсутствие возможность быстро всплыть в экстренной ситуации.

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

По Вашим снимкам складывается ощущение, что подводный мир Белого моря столь же богат, красочен и ярок, как в тропических водах. Это на самом деле так?

Так оно и есть. Тут надо понимать вот что. В мировом океане есть несколько центров биоразнообразия: Большой барьерный риф, Индонезия и Карибский бассейн. Это три места, где максимальное количество именно видов животных. Но в северных морях намного больше биомасса животных. А их цветность, странность форм и прочее не зависит от того, теплое это море или холодное. Конечно, теплый мир немножко попестрее. Но в северных морях тоже очень много цветного и красивого. Причем настолько, что многие люди даже представить этого не могут. Всем кажется, что там какие-то серые, пастельные, приглушенные тона, а это совсем не так.

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

В одном из интервью Вы сказали, что надо заниматься тем, что любишь. Вы считаете, что надо следовать своей мечте, невзирая ни на что, или есть какие-то уважительные причины, чтобы «отодвинуть» её «на потом»?

Конечно, оправдания тому, чтобы не делать то, что хочешь, существуют. Жизнь – штука сложная и есть огромное количество людей, у которых просто реально нет возможности заниматься тем, чем они хотят. Но если у человека все более-менее в порядке, жизни налажена, никто не болеет и он сам здоров физически, тут оправданий быть не может. Это страх, лень и боязнь начать что-то новое, выходящее за рамки бытового комфорта. Если говорить на своем примере, то, когда фотография ещё не приносила дохода, я копал ямы – большие и красивые. Морской биолог с высшим образованием, работал на биостанции и одновременно ездил помогать своим друзьям по ландшафтному дизайну. Чем больше яма, тем больше денег. Потом дохода от фотографии стало хватать, чтобы оплачивать телефон. То есть ямы копать бросать было еще нельзя. И вот так, если двигаться шаг за шагом, постепенно все равно приходишь к какому-то уровню, который позволяет тебе расти не только вверх, но и в стороны. Я в своей работе сделал такое количество неправильных поворотов и ошибок! Но я чего только не пробовал! Пришла мысль сделать календари. Несколько лет помучился – вроде пошло, хорошая тема, до сих пор занимаюсь. «А не попробовать ли мне открытки?» Попробовал – не работает. То есть, может, и работало бы, но, наверное, как-то по-другому за это надо браться. Книги, продажа фотографий в фотобанках, написание статей для BBC и National Geographic, какие-то совместные проекты… То есть пробуется все «от и до». Что-то получается, что-то не получается. Не получается обычно гораздо больше. Чем опытнее становишься, тем больше начинает получаться. И ещё люди часто не представляют, что на самом деле стоит за их голубой мечтой. Вот мы сейчас всей командой влезли в производство фильмов. А это не просто взял камеру и что-то снял. Это совершенно другая вселенная, там столько всего! Чем круче становишься, тем больше знаний тебе нужно. Поэтому, если о чем-то мечтаешь, нужно делать какие-то шаги в эту сторону постоянно и с каждым шагом будет формироваться более четкое понимание того, чего человек все-таки хочет.

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

А в судьбу Вы верите? Что все случится так, как должно?

Нет, не верю. Складывается все из того, что и как ты сам складываешь. Если придумать какой-то интересный проект и начать его делать, делать, делать, то постепенно начинают откуда-то сыпаться какие-то новые возможности, предложения. Думаешь: «О, классно! Судьба!» Но на самом деле «совпадать» оно начинает, только когда ты сам предпринимаешь пятьдесят шагов в эту сторону, и об этом знают все твои друзья, знакомые, коллеги, которые говорят об этом другим людям. То есть все возможности появляются, как только ты начинаешь этим заниматься. А что если просто очень сильно о чем-то мечтать, то это непременно сбудется – это ерунда полная. Чтобы сбылось, надо сесть, потратить бешеное количество времени, сил и энергии, убиться, и тогда, может быть, у тебя что-то начнет получаться. Если получится десять процентов от задуманного, это уже будет очень круто.

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

Как ученый и как художник, насколько Вы считаете оправданным и этичным использование живых организмов – будь то голожаберные моллюски или обезьяны – для опытов и исследований?

Надо все-таки разделять тех же беспозвоночных и обезьян. Беспозвоночных миллиарды. На одном участке, где мы собираем биоматериал, они сидят под каждым камнем. И если ты из этого количества изымаешь, скажем, сорок штук, чтобы студенты их повскрывали – это одно дело. Без этого они просто не научатся, не получат полного представления. И это никак не нарушит экосистему. Тут все-таки надо говорить именно об экосистеме в целом. А вот если говорить об обезьянах – это другое дело. Если изъять из среды обитания десять обезьян, это уже нарушит экосистему. Никто их на практикумах не вскрывает, чтобы познакомиться с анатомией млекопитающих. Для этого есть другие материалы, трупы заформалиненные, например. Трупы обезьян вскрывать можно, а вот убивать обезьян ради вскрытия нельзя. С червяками это проходит. Вообще, вопрос этики в этом случае, он спорный. Даже на биофаке на этот счет нет единого мнения. Лично для меня… ну, тех же моллюсков или медуз – их миллиарды. И они живые, но как бы желе, без мозгов. Поэтому я понимаю, что собрав десяток экземпляров, я вреда не нанесу. Но вот тюленя какого-нибудь я бы, конечно, «собирать» не стал.

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

Вернемся к теме кино. Что снимаете ещё?

Вот только в мае вышел фильм «Арктика. Зазеркалье», который мы сняли вместе с «Моей планетой» про подводный мир Белого моря. Сейчас снимаем большой фильм с международной командой, уже год снимаем, и до сих пор сценарий пишем. Сейчас начинаем снимать фильм в экспедиции про Новую Землю и Баренцево море. В сентябре начинаем снимать про Средиземное море. И в феврале – как раз про подледную жизнь. Проекты разделены сезонно-географическими рамками. Есть возможность сейчас поехать в такую-то экспедицию – поехали, потому что в это время нет льда. Пока полярная ночь – снимать в Заполярье нельзя, потому что темно, опасно и вообще животных там нет. Заканчиваются хорошие климатические условия за полярным кругом, мы едем в средиземку.

А в Саратове фильм показывать будете?

Я приезжаю в Саратов с лекцией. Но если что, могу и фильм показать, это несложно. Переходите по ссылке сюда.

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

Много человек живет на станции?

В сезон там 200–250 человек. Это маленький научный поселок, где в основном тусят студенты. Там же белые ночи, солнце не заходит, поэтому в любое время дня и ночи можно кого-то встретить. Еще там есть научные сотрудники, аспиранты и технический персонал, который там живет всегда. То есть, от 15 до 30 человек на станции есть в любой сезон.

А есть какие-то особые приметы профессиональные?

Да нет, пожалуй. Это со стороны все так сурово, приключения, подледный дайвинг. А для нас это обычная работа – встал, под лед понырял, насобирал «морских ангелов», куда-то доехал на снегоходе, искупался в проруби, тебя при этом поснимали на какую-то камеру, сходил в баню, пообрабатывал фотографии, лег спать… Все обычно.

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

Не надоедает такая жизнь?

Нет!

А Вы все время на станции?

Нет. Вот сейчас я в Москве. Через несколько дней лечу в Саратов. Из Саратова – в Ниццу. Из Франции – в Италию обсуждать наш проект по сентябрьскому фильму. Потом в Австрию за подводными боксами. Потом на биостанцию. Собственно, я там должен быть весь летний сезон или, если меня нет, оставить кого-то за себя, чтобы обеспечить работу на станции. В остальное время года можно на станцию не ездить, но мы с женой там часто живем, нам там нравится.

А как жена относится к такой жизни?

По-моему, неплохо. Мы вместе ездим. Она тоже водолаз. Вот скоро будет подводную съемку осваивать. Мы – одна команда.

А что любите делать в свободное время?

Ой… Я ж еще и книги начал писать. Вот недавно выпустили очень красивую книгу, очень качественную. Сейчас открываю ее и думаю: «Ух ты, неужели это я сделал?»
Кстати, вот посмотреть можете ее здесь.

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

То есть Вы пишете книги, выступаете с лекциями, снимаете фильмы…

… провожу уроки в школах в 1-3 классах, участвую в передачах, сочиняю курс лекций для студентов, пока на русском, но в планах и на английском. Еще, конечно, интернет-посты в соцсетях, группа нашего проекта Aquatilis… Словом, все медийные возможности охватываем. Еще сейчас разрабатываем образовательно-стратегическую настольную игру «Подводный мир». Да, у нас же ещё к этому и наука! Мы же все-таки биологи. Но фильмы снимать и популяризировать науку – это чуть-чуть проще, чем делать настоящую фундаментальную науку, потому что она занимает гораздо больше времени. Но у нас есть итальянский член команды, менеджер по науке, он что-то потихонечку все-таки делает. Вот, съездили в Италию, сфотографировали и описали медузу, у которой съеденный кусок пластика встроился в неё, в организм. Это первый известный случай в мире. Плюс, находим потенциально новые виды…

александр семенов, биолог, подводная съемка, белое море, подводный мир, молюски, арктика, биостанция, красное море, индийский океан, большой барьерный риф, охотское море

То есть, открытий еще полно?

Навалом!

Ну что ж ждем с нетерпение Александра в Саратове 23 мая 2017 года. На его лекции мы однозначно узнаем много интересного и познавательного!

Текст: Елена Имбирева
Фото и видео: предоставлены Александром Семеновым
Специально для CityGu.ru

« »