«Дары волхвов» в «Балаганчике»

Янв 29 • PRO Искусство, В НОМЕР

Прошедший 2019 год был для Данилы Шувалова богат на поздравления. Сначала — победа в номинации «Лучший работник театра 2019 года» в конкурсе лучших театрально-зрелищных учреждений и работников театрально-зрелищных учреждений Саратовской области по итогам Года театра в России. Теперь – режиссерский дебют в «Балаганчике».

О’Генри – удивительный автор и очень интересный. Но его узнаваемость во многом заключается в неповторимом образном языке, в своеобразной манере повествования, в «выстреливающем» финале. Сохранить этот уникальный стиль сложно даже при экранизации, что уж говорить о театральной постановке, где по определению невозможна дословность переноса произведения на сцену. Даниил рискнул, выбрав для своего режиссерского дебюта рассказ «Дары волхвов». Если бы он попробовал перенести эту почти рождественскую историю («почти», потому что на самом деле это не только и не столько про Рождество и хэппи энд там тоже не совсем рождественский) на сцену «Балаганчика» «документально», спектакль бы, скорее всего, получился просто бедным, независимо от стараний и таланта режиссера и актеров. Значит, надо было увидеть его по-другому.

«Дары волхвов» — это своего рода спектакль-комикс, с рисунками, возникающими по ходу действия на белых стенах и дверях (еще один талант Михаила Юдина); с определенной схематичностью крошечного сценпространства; с придающими ему наполненность и передающими атмосферу предпраздничной суеты девочками-«снежинками» (Ольга Лапшина, Ирина Ткаченко, Алина Тужилина). Визуально спектакль выглядит настолько мишурным и ярким, что даже не приходит в голову, что решен он в двух «фирменных» цветах «Балаганчика» — черном и белом. Белые стены, белые костюмы «снежинок», Джима (Александр Кравцов) и Деллы (Елизавета Симагина); черные ступени, черный наряд «голоса автора» (Михаил Юдин).

«Человек в черном», одновременно и рассказчик, и парикмахер, и торговец, и художник – отдельная тема. В первоисточнике его нет, он – чисто режиссерское решение. Персонаж Михаила Юдина мудр, добр, жаден, хитер,  весел,  вездесущ – словом, он разный. И именно он рассказывает зрителям «…о двух глупых детях, которые самым немудреным образом пожертвовали друг для друга самыми прекрасными сокровищами своего дома», перевоплощаясь, наблюдая, сопереживая, а то и провоцируя, — «такой Оле Лукойе для взрослых», как сказал один из зрителей.

Это интересно:  ТОП–6 игр октября для любителей фэнтези–миров!

Джим и Делла в исполнении Александра Кравцова и Елизаветы Симагиной – прекрасная пара во всех смыслах. И пусть слов у Джима совсем немного (в рассказе О’Генри он вообще появляется в самом конце), в спектакле он по праву занимает одно из ведущих мест. Одна из первых сцен, сыгранная без единого слова, совершенно великолепна. В ней столько нежности, столько свежей, чистой, наивной, почти детской влюбленности! Делла иногда кажется чуть жестче, чем мог бы представить поклонник О’Генри, но ее искренность подкупает. Вместе с ней хочется улыбаться, но что еще более ценно, вместе с ней хочется плакать.

Возможно, эпизодам с поиском подарков в спектакле не помешало бы чуть больше динамики. Возможно, стоило бы сохранить до финала интригу с часами (хотя не факт, что в предрождественской суете все зрители выделили для себя момент покупки Джимом подарка для Деллы). А может быть и нет. Это вопрос зрительского восприятия. Но главное, что удалось сделать и актерам и режиссеру – сохранить и передать тонкую, трогательную атмосферу рассказа О’Генри. И это здорово!

Текст и фото: Елена Имбирева, специально для CityGu.ru

Комментарии закрыты.

« »