премьера, тюз, саратов, афиша театров саратова, спектакль, для взрослых, на планшете сцены, граница между зрителями и актерами, игра актеров, комплимент актерской игре, о спектакле

Елена Имбирева о спектакле «Как Зоя гусей кормила»

Янв 18 • PRO Искусство, В НОМЕР

В Саратовском ТЮЗе состоялась премьера спектакля «Как Зоя гусей кормила» 20 декабря, теперь уже прошлого года. Надо сказать, пьеса эта в репертуаре ТЮЗа появилась не случайно. В том же 2015 году в рамках одиннадцатой творческой лаборатории по современной драматургии «Четвертая высота. В поисках общего языка» 80% зрителей, посмотревших эскиз по пьесе, отдали свои голоса за ее включение в репертуар театра.

В спектакле, поставленном режиссером из Санкт-Петербурга Андреем Гончаровым, вполне органично сочетаются элементы классической постановки и эксперимента. Начать с того, что спектакль идет на планшете Большой сцены, то есть зрители практически находятся в одном пространстве с актерами – само понятие «сцена» здесь отсутствует. При этом спектакль не интерактивен, зрители не вовлечены в действо и, несмотря на некую камерность постановки, граница между зрителями и актерами обозначена незримо, но очень четко. Минимума декораций вполне хватает для того, чтобы создать атмосферу застывшей,  какой-то беспросветно тусклой жизни (или просто существования?) маленькой семьи – столетней Зои Марковны (заслуженная артистка РФ Нина Пантелеева) и ее пожилого сына Владимира (Алексей Ротачков). Все просто и узнаваемо – мать, в одиночку растившая сына и искренне верящая, что пожертвовала собой ради его блага, и сын, всю жизнь проживший около матери – ее, а не своей жизнью. Они, кажется, уже и не живут даже, а просто ждут, когда же Зоя Марковна умрет. И это по-настоящему страшно своей обыденностью. Автор пьесы, Светлана Баженова, сама говорит, что, лишь слегка «подфантазировав», списала эту историю из реальной жизни вполне реальных людей. И вдруг в устоявшемся существовании Владимира появляется стараниями его приятеля Плоцкого (Алексей Карабанов) Женя (Александра Карельских) – деревенская девчонка, наивная, искренняя, «неотесанная», с «пацанским» сленгом и ворохом до нелепости нарядных платьев, совершенно не вписывающаяся в уже привычную историю. Честно говоря, возникающие с ее появлением на сцене новые декорации – большие розовые гуси, свиньи и коровы, наряженные в белые бусы и свадебные вуали – сначала кажутся какими-то неуместными, непонятными.  И лишь ближе к финалу, когда все они исчезают вместе с Женей и кипами «платьев мечты», буквально физически ощущаешь, как снова стало пусто – пусто на сцене, пусто в доме, пусто в жизни Владимира.

Это интересно:  «Синьорина Корица» и другие интересные книги января издательства КомпасГид

Интересно, что Светлана Баженова, получившая, к слову сказать, два высших профильных образования – по специальностям «актерское искусство» и «литературное творчество» – сама впервые осуществила постановку своей пьесы на сцене Центра современной драматургии в Екатеринбурге.  И в ее постановке (со слов автора) акценты расставлены несколько иначе, больше контрастов, но, тем не менее, вариант Андрея Гончарова ей так же близок и понятен. Разумеется, каждый зритель составит о спектакле свое мнение и «послевкусие» от увиденного будет у каждого разным – кто-то увидит кусочек такой, увы, понятной и близкой «чернушной» жизни; кто-то будет искать глубинный смысл; а кто-то задумается над тем, почему же так происходит. Почему люди, сами того не желая, уродуют жизнь себе и другим? А ведь все персонажи этой пьесы на самом деле просто хотят жить. Жить так, как им представляется правильным и единственно возможным: и Зоя, чем-то похожая на сказочного (но отнюдь не милого) гнома, уверенная, что вырастив сына «не видевшим любви», подготовила его к жизни; и неприспособленный, неприкаянный Владимир; и Плоцкий, со своей «зубами вырванной» успешностью «как у всех», и Женя, с ее нарядами – символами нарисованного будущего счастья.

Пожалуй, финал спектакля мог бы быть чуть более сакцентирован. Да еще не могу не отметить контрастное, лаконичное решение сцены Плоцкого и Жени. Кстати, по словам одной из зрительниц, Плоцкий в этом эпизоде был настолько мерзок, что она опускала глаза, чтобы его не видеть. По-моему, лучший комплимент актерской игре сделать трудно.

Впрочем, нужно ли разбирать актерскую и режиссерскую работу? Достаточно того, что спектакль смотрится цельно, «цепляет» зрителя, заставляет думать – разве не это главное?

Это интересно:  Заманчивое предложение от издательства «Альпина Паблишер»

Текст: Елена Имбирева, специально для CityGu.ru

Комментарии закрыты.

« »